JS SportsOn - шаблон joomla Mp3

Грег Лемонд: чему мы научились

Опубликовано в Персоны
Понедельник, 02 Июль 2018 18:20

Победитель двух чемпионатов мира и трёх Тур де Франс, Грег ЛеМонд - одно из топовых имён в истории велоспорта. Он был первым американцем, выигравшим Тур и, после дисквалификации Лэнса Армстронга, единственный оставшийся американский рекордсмен.

Его карьерные успехи также включают 5 побед на этапах Тур де Франс, один этап на Джиро, Тур де л’Авенир в 1982 г. и Критериум Дофине в 1983 г. 

Кроме его достижений, он был известен как один из первых пользователей безклипсовых педалей, аэрошлемов и руля «рогатки», за что и получил прозвище новатора.

Свою посткарьерную деятельность он продолжил в своей компании по изготовлению рам и партнером по развитию карбонового волокна Университетом Дикина.

ЛеМонд завоевал репутацию личности с сильным характером, того, кто будет выступать против допинга и активно, если понадобится. Он противостоял Лэнсу Армстронгу и вытерпел массу насмешек по этому поводу, а также видел, как его марка велосипеда была вытеснена компанией Trek. В итоге Армстронг подтвердил, что он принимал допинг большую часть своей карьеры, а над Лемондом уже никто не смеется. Теперь, в возрасте 56 лет, ЛеМонд делится своим опытом с нами, вспоминая о совместной работе с Бернаром Ино и Лораном Финьоном, о случае на охоте, который чуть не убил его, о своей анти-допинговой позиции, важности сострадания и настойчивости.

ЛеМонд: В детстве у меня был синдром дефицита внимания. Я был дикарем. Моя сестра была гимнасткой мирового класса. Она была очень целеустремленной и, в отличие от меня, хорошо училась в школе. Но когда я начал кататься, я открыл для себя целый мир. Благодаря физическим упражнениям, я вдруг стал лучше понимать и запоминать то, что читал, и чему уделял внимание.

Оглядываясь назад, я думаю, что синдром дефицита внимания пропал с началом моих спортивных успехов. Чтобы не зацикливаться на проблеме, нужно найти, на что отвлечься. Многие люди с таким же заболеванием просто не задумываются об этом. Я считаю, велоспорт определенно изменил направление моей жизни в положительную сторону. Мои родители воспитали во мне чувство морали. В возрасте 12 лет я ничего не имел даром. Я открыл для себя рыбалку нахлыстом, но для нее мне требовалась наживка. И я попробовал украсть ее в китайском магазине. Мне было очень стыдно, я оглядывался. Позади меня стоял высокий парень, наблюдавший за происходящим. Он позвонил моей матери. Боги, когда ты расстраиваешь свою мать... это была последняя вещь, которую я украл в своей жизни. Мои родители проделали феноменальную работу воспитывая меня. 

Говоря об обманном пути, я вспоминаю Бруно Корнилета на Coors Classic в 1986-м. Он состоял в команде Peugeot и из-за фальстарта полиция вывела его из гонки за 3 или 5 км до финиша, и я стал победителем той гонки.

UCI не хотели давать Корнилету первое место. Я настоял на этом и отказался подниматься на подиум. Типа «я не приму этого. Ни за что». Наконец, я убедил организаторов гонки, UCI, отдать победу Корнилету. Пятью или шестью годами позже он стал моим партнером по команде, и он подошёл ко мне и поблагодарил за тот случай.

Но это нормально, он должен был выиграть. Может, кто-нибудь из гонщиков принял бы такую победу, но это была бы просто очередная победа в их карьере. Но что это значило бы для меня? Для меня это не все равно. Если хочешь выиграть, делай это честно. Я рад, что меня так воспитали.

Грег ЛеМонд

Когда меня ранили на охоте, я точно понял, что жизнь может быть очень коротка. Я был в шаге от смерти, потерял 60 или 70% крови и сильно повредил правое легкое. За 5 недель я похудел с 68 кг до 54 кг. Я потерял всю мышечную массу. В конце июля у меня была ещё одна операция. После ранения у меня была серьёзная операция брюшной полости с разрезом в 22 см, и она предусматривала болезненные последствия с некоторыми осложнениями. И из-за таких осложнений мне пришлось пережить ещё одну операцию.

На следующий день я подписал контракт с PDM. Они единственные захотели меня взять к себе. Они хотели, чтобы я начал кататься до конца года. 

Странно, что я не бросил спорт вообще. Оглядываясь назад, думаю, я должен был, и фактически я почти так и сделал как раз перед тем, как я выиграл Тур де Франс в 1989 году.

Меня веселит, когда меня называют новатором в велоспорте. Такая репутация. Но дело лишь в том, что я интересовался и видел возможности там, где другие не видели. И я считаю это моей сильной чертой.

Грег ЛеМонд

Знаю, что на решение принимать допинг сильно влияют деньги. И я не осуждаю гонщиков 2000-х. Есть лидеры, и есть те, кто жертвуют. То есть, у всех есть выбор, но существует давление, и поэтому редко когда встретишь, чтобы целая группа могла сказать «нет, я этого делать не буду», т.к. они обожают велоспорт. И потом им твердят, что для них это вообще не вредно.

После ранения я был в команде PDM. Они были известны как одна из первых команд, принимавших допинг, но я понял это лишь после подписания контракта. 

Хорошо, что именно в тот год я был ранен, т. к. я считаю, я мог быть уязвимым, а именно так гонщиков и заманивают в эту ловушку.

Они называют это «медицинской реабилитацией», но это не реабилитация, это - медикаментозное вмешательство.

Не думаю, что моя карьера вызвала бы во мне больше гордости, принимай я допинг. Многие из гонщиков теперь говорят, что не хотели бы, чтобы этот наряженный период был в их жизни. Думаю, сейчас ситуация для нас улучшилась.

Много писалось о напряжении между мной и Бернаром Ино во время Тура 1986 года. Но наши отношения в общем были очень добрыми. Он был Эдди Мерксом своего времени. 

Я столкнулся с ним, когда мне было 18, перед тем, как я стал профессионалом в команде Renault Кирилла Гимара. Мы начали кататься вместе. Он вообще относился ко мне как к брату. Он ушёл, чтобы освободить дорогу мне и другим гонщикам.

Грег ЛеМонд и Бернар Ино

Ино прекрасно относился к своим партнерам по команде. Конечно, призовые деньги делятся - это составляющая спорта, - но я помню, как он делил со всеми долю, которую не обязан был делить ни с кем. И он ко всем относился с уважением.

Никакого эго. Имею ввиду, он был лидером, но лидером в смысле «ладненько, завтра готовимся в атаку». И никогда не было ничего, вроде «вы мои наемники, вы не имеете права слова». Думаю, дух Renault тоже сыграл роль. Если я в гонке сделал что-то для него, он сделает что-то для меня в ответ. Так же и с другими гонщиками. Так же мы делили и успех. 

Именно из-за такой близости у нас и возник конфликт в 1985 - 1986 годах. В первый год я помог ему выиграть пятый для него Тур. После этого он сказал, что он поможет мне в 1986-м, но все получилось совсем не так.

Думаю, если бы Гимар все ещё был у нас управляющим, ничего бы не изменилось. Он бы сказал ему, «ты выиграл в пятый раз благодаря Грегу, время отдать должное». Поэтому мне было тяжело. Я все ещё улыбаюсь, когда он говорит, что работал на меня. Я читал, что Жан-Франсуа Бернар недавно говорил, «ну да, Ино постоянно пытался его кинуть».

В итоге дошло до того, что мы перестали разговаривать друг с другом, и я смирился с этим, но только в тот момент. Я бы хотел, чтобы этого не происходило.

Иногда мне хочется, чтобы я был более жёстким, меньше волновался о таких вещах. Но 25% CEO в Америке - социопаты. Многие успешные люди - социопаты. Но я - нет. Это просто, когда у тебя люди не вызывают эмоций и сопереживания. Но я действую совсем не так. И я бы это не менял в себе.  
Гимар научил меня больше верить в себя. Думаю, одна из самых важных фраз, сказанная им, была эта: ничто не закончилось, пока не пересёк финишную черту.

Не многие гонщики, думаю, смогли бы вернуться в велоспорт после такого ранения, как было у меня, вытерпеть все насмешки и критику. Многие бы просто ушли.
 В этом моя сила - оставаться в игре. Я прошёл через несколько сложных, стрессовых периодов за последние 10-15 лет. Теперь я понимаю, почему мне многое удавалось в велоспорте. Если я ставил перед собой цель, я был одержим. Единственное исключение - это если, из логических соображений, нет смысла продолжать.

В этом отношении, если бы я знал, что будет в конце моей карьеры, что многие гонщики будут принимать допинг, что я не буду иметь возможности делать то же, что я просто разрушу свой организм в попытке опередить их, я, вероятно, ушёл бы ещё в 1992-м. Но мы не знали, что будет дальше. 

После ранения мне был поставлен диагноз миопатия; сделали биопсию для подтверждения. Это когда митохондрии поражаются токсинами. В результате ранения у меня в организме оказался свинец, и я во всю пытался соперничать с другими, принимая допинг, что сильно повлияло на мое здоровье. Единственным гонщиком с таким же ощущением сильной усталости в тот период, которого я знал, был Лоран Финьон. Мы разговаривали в 2008-м или 2009-м, и он сказал, что в какой-то момент он настолько устал, что руки не поднимались.

Лоран Финьон и Грег ЛеМонд

Разница между Финьоном и мной и даже некоторыми гонщиками, такими как Энди Хэмпстен и всеми другими... Если вы один из обычных гонщиков, которые не борются за генеральную классификацию, вы подойдете к своему пределу, а затем будете кататься под ним, потому что вы должны закончить гонку.

Что касается нас, вы знаете свое место в пелотоне после 10 лет гонок. Я знаю, что если я хорошо тренируюсь, я должен быть хорош, но для меня этого мало и я пойду до последнего. И Лоран сказал, что он это сделал. Он ушел, потому, что выдохся.

Я и Лоран были друзьями. Мы вступили в большое противостояние в 89-м. Мы дрались за победу, сражались до конца. Но, честно говоря, мне было плохо оттого, что он проиграл гонку, потому что он изо всех сил старался вернуться на вершину. Мы встретились потом в 97-м году. Затем мы встретились в 2008 году, поехали, поужинали, а затем снова в 2009 году.

И знаете, ко мне обращаются со словами «Грег, Грег, в 89-м, какой хороший результат», а к нему - «ну как ты мог проиграть?». А я стою рядом с ним и смотрю на это все. Представьте, его знают не из-за его двух побед, а из-за одного проигрыша. Лоран никогда больше не возвращался на Елисейские поля после Тура в 1989-м. Зная это, я наверное, отдал бы победу ему.

Самое дорогое рекламное место на велосипедисте – это пятая точка

Опубликовано в Разное
Понедельник, 04 Июнь 2018 19:29

Бывший немецкий велогонщик, участник шести гонок серии Grand Tour включая три многодневки "Тур де Франс", а ныне директор по спортивному маркетингу компании Dr. Wolff Group Йорг Людевиг – о команде Katusha Alpecin, российском велоспорте и особенностях спортивного спонсорства.

– Зачем ваш бренд Alpecin спонсирует велокоманду? Казалось бы, прямой связи между шампунем от облысения и профессиональным спортом не просматривается.

– Dr Wolf – один из старейших спонсоров велоспорта за всю историю. Мы поддерживали гонщиков еще в 1950-х. Уже примерно полвека назад дедушка нынешнего владельца компании построил трассу и гостиницу для профессиональных велогонщиков. Это не значит, что компании интересен только велоспорт: у нас есть и футбольная команда, и мужской теннисный турнир. Но спорт в целом прекрасно подходит под наш девиз – "Страсть к результату".

– Вы получаете отдачу от этого спонсорства?

– Конечно. Профессиональный велоспорт сейчас относительно дешевая сфера для рекламы. Отдача от него намного превышает вложения. Ну и в целом, если пять лет назад, когда меня видели в офисе в велотрусах, все смеялись и называли меня геем, сейчас все больше сотрудников сами надевают эту форму. В прошлом году на Рождество мы попросили каждого сотрудника выбрать себе подарок: телевизор, стиральную машину, что-то еще в таком духе – или велосипед. Около 10 процентов остановились на велосипеде! Это замечательно, что люди выбирают здоровый образ жизни и начинают все больше передвигаться на велосипедах, а не на машинах. А мы в компании создаем для этого все условия: у нас есть отдельные парковочные места для велосипедов, раздевалка и душ, где вы можете подготовиться к рабочему дню.

– Вы сами добираетесь до офиса на машине или на велосипеде?

– На велосипеде, но только в теплые солнечные дни. Дорога до офиса занимает у меня 45 минут на машине, с учетом пробок, или 50 минут на велосипеде. Если учитывать оба конца, получается, что я теряю всего десять минут времени, зато получаю взамен почти два часа полноценной тренировки.

Katusha Alpecin

– Где самое дорогое место для рекламы на теле велосипедиста?

– Велоспорт вообще очень удобен для рекламы: в нашем распоряжении шлем и вся поверхность формы, а гонки проходят 11 месяцев в году по всему миру. Мы проводили специальный анализ, и верьте мне или нет, но самое дорогое рекламное место на теле велосипедиста – это пятая точка. Если гонщик лидирует, то камера постоянно показывает его сзади в отрыве от пелотона. Плюс, ценится место по центру груди – в случае победы спортсмен вскидывает руки, и ваша реклама будет на всех фотографиях. Но опять же, если речь идет о разделке, это место отпадает – гонщики едут всю гонку, не отрывая рук от руля. В разделках почти все едут в майках с длинным рукавом, чтобы таким образом увеличить рекламную поверхность. Я, правда, в прошлом году предлагал нашим короткий рукав, а всю рекламу, что туда не поместится, нанести на тело как татуировку, но они почему-то не согласились (смеется).

– Как вы сами из велогонщика превратились в специалиста по маркетингу?

– У меня по жизни получается так, что сначала я занимаюсь чем-то как хобби, а потом это становится профессией. Так было и с велоспортом: я мечтал выиграть чемпионат Германии, принять участие в чемпионате мира, подписать контракт с профессиональной велокомандой, проехать "Тур де Франс"... Все это постепенно исполнилось. Но потом я обнаружил, что с моими физическими данными невозможно стать звездой и зарабатывать большие деньги. Поэтому уже в 34 года я закончил карьеру и стал главным по продажам в компании-производителе спортивного инвентаря.

– Этот переход дался вам тяжело?

– Я был крайне самоотверженным продажником. Спорт приучил меня пахать по 15 часов в день, и в маркетинге я постарался не сбавлять оборотов. У компании Dr Wolff, которая помогала мне еще во времена спортивной карьеры, была своя любительская команда. Мне предложили ей помогать, и вот уже 11 лет я этим занимаюсь. Это удивительная компания. Как мы любим шутить, человек может проработать здесь либо месяц – либо остаться на много лет. То есть ты либо разделяешь эти ценности и компания становится тебе второй семьей, либо уходишь сразу. Потом я познакомился с брендом Alpecin, и пять лет назад мне предложили работать в нем уже на полную ставку. Здесь сбылась еще одна моя мечта – заниматься профессиональной командой. Параллельно я комментирую велогонки на "Евроспорте".

– В недавней многодневке "Джиро д' Италия" участвовали только два россиянина. Как вы можете оценить состояние российского велоспорта?

– 15 лет и 10 килограммов назад, когда я сам выступал за профессиональную команду, мы гонялись вместе с Евгением Петровым и несколькими другими россиянами. Меня тогда поражало их отношение к работе. Один из парней, помню, любил выступать в дождь. Я спросил: "Ты вообще здоров?! Как это может кому-то нравиться?" А он ответил: "Дождь никто не любит, парни, значит, это наше время! Давайте выйдем и покажем им всем, кто мы такие!" Это очень важно, на самом деле, когда вся команда унывает по поводу мокрой трассы, и вдруг кто-то мотивирует нас таким образом, что мы выпрыгиваем из штанов. Бороться до конца в любых условиях, даже когда на улице "минус" и идет снег – это точно про русских.

Йорг Людевиг

– Почему же тогда у нас нет результатов?

– Мне кажется, российскому велоспорту стоит обратиться к истории. У вас всегда было много хороших гонщиков, которые приходили с трека. Проблема в том, что у молодых гонщиков из России нет возможности уехать в Европу, где лучше погода и условия для тренировок. Но возможно, если они вместо этого станут выступать за свои местные команды на треке, результат может быть не хуже. Тот же Вячеслав Екимов прекрасно гонялся на треке.

– Как бороться с тем, что велоспорт становится опасным для жизни атлетов? Недавно, например, погибла во время тренировки наша молодая гонщица Лидия Плужникова. Как эту проблему решают в Европе?

– У нас в Германии существует так называемое "правило полутора метров". Это значит, что при обгоне на дороге водитель должен объезжать велосипедиста, как минимум, на полтора метра. У многих велосипедистов есть камеры, водители об этом знают. Стоит прислать такую запись в полицию, это будет стоить автовладельцу в районе 500 евро. Поэтому с убеждением "это моя дорога, что тут делают велосипедисты?" сейчас придется попрощаться. Велосипедисты, кстати, точно так же платят налоги и имеют не меньше прав.

– Что можете сказать о лучшем российском гонщике Ильнуре Закарине, который сейчас выступает за "Катюшу"?

– Ильнур прекрасный парень, скромный, очень любит свою семью. Он готовится к "Тур де Франс", и я держу за него пальцы крестиком. Сейчас на тренировках он выглядит очень подготовленным, мы надеемся на хороший результат. Несмотря на все политические проблемы, наша компания продолжает считать российский рынок очень перспективным. И результаты Закарина, конечно, являются для нас большим подспорьем.

– Вы разочарованы тем, что "Катюша" не является больше чисто российской командой?

– Наоборот. Мне кажется, не за чем себя ограничивать и смотреть только в одном направлении. У нас по-настоящему многонациональная команда, и это позволяет иметь больше болельщиков и продвигать проект как мультинациональный. Хотя мы по-прежнему активно привлекаем как российских гонщиков, так и других специалистов. У нас в команде российский доктор, физиотерапевт...

– Вы вообще знаете, что означает название "Катюши"?

– Я слышал три версии: уменьшительная форма имени Катарина, оружие времен Второй Мировой или песня русских солдат. Вот вам что первое приходит на ум?

– К сожалению, не велокоманда.

– Это очевидно, но мы над этим работаем!

Источник

Воут Ван Аэрт: будущая гордость Бельгии?

Опубликовано в Персоны
Четверг, 29 Март 2018 16:22

Знаменитый бельгийский чемпион и велогонщик Роже Де Вламинк, наблюдавший за гонкой Страде Бьянке по телевизору, отправил своему другу сообщение: «Ван Аэрт выиграет. Сильнейший гонщик в гонке».

Ван Аэрт не выиграл, пришел третьим. «Многое впереди, - наблюдательно отмечает Де Вламинк, - Глупый мальчишка. Но попомните мои слова, в следующем году он будет сильнейшим бельгийским гонщиком в Классике».

Стоит сказать, что на Страде Бьянке Ван Аэрт сделал что-то необычайное. Должно быть, он станет лучшим гонщиком со времен Роже де Вламинка, раз он так впечатлил самого Роже Де Вламинка.

Когда после истощающей велокроссовой зимы Ван Аэрт заявил, что собирается участвовать в классических велогонках, многие диванные эксперты были убеждены, что он слишком много на себя берёт. Никто по существу не верил, что он сможет поравняться с другими звездными гонщиками Мирового Тура.

Даже Зденек Штыбар был не слишком оптимистичным. «Для Воута это будет непросто», - предсказывал он. – «Если он считает, что он может выиграть гонки, я за него реально боюсь». Штыбар знает, о чем говорит, он сам ушел из велокросса в шоссейные гонки в 2012-м и на себе испытал, насколько сложным может быть переход.

Ван Аэрта тренирует Марк Ламбертс, который работал с Юргеном Ван дер Бруком до того, как всерьез озаботился тем, что его гонщик пытается сделать невозможное.

Физиологически велокросс очень отличается от шоссейных гонок. Он очень напряженный, целый час гонки постоянно «в красной зоне». 30 велокроссовых гонок за зиму – вероятно, худший способ для подготовки к шоссейному сезону. Том Боонен пошутил, что, если Ван Аэрт хорошо покажет себя в Туре Фландрии и Париж-Рубэ в ближайшие недели, то всю традиционную мудрость относительно тренировок и периодизации можно выбросить в окно.

Хотя после выступления Ван Аэрта на Страде Бьянке возникли некоторые сомнения, что у него есть необходимая физическая подготовка, чтобы стать «гордостью» Бельгии. И снова Том Боонен подчеркивает, что еще предстоит увидеть, что он может в гонках на более, чем 250 км, но его рост и строение мышц, кажется, созданы для мощеной классики.

Ваут Ван Аэрт

Интересный персонаж

Духовный наставник Ван Аэрта, Руди Хейлен, описывает его как «доминирующего и социально интеллигентного». Любой, кто говорил с ним, легко с этим согласятся.

Помню наш первый разговор с Воутом ван Аэртом, состоявшийся на Бельгийском чемпионате по велокроссу в 2014-м, там была небольшая кутерьма. Будучи фаворитом в гонке U23, он только что был дисквалифицирован за фальстарт. Он воспринял это решение не очень хорошо, а весь остальной пелотон стартовал в гонке по новой. Он освободился от сопровождающего его судьи UCI, прыгнул на велосипед и вскоре догнал свою команду. Но, в конце концов, он покинул гонку под угрозами судей отстранить его.

После всего этого я подошел к нему в ожидании увидеть расстроенного 19-летнего парня, вероятней всего, не настроенного на общение со СМИ, но Ван Аэрт, наоборот, пригласил меня и спокойно объяснил, что произошло. «Фальстарт был полностью моей ошибкой, судьи плохо восприняли ситуацию», рассказал он. Было сложно не согласиться.

В прошлом году, перед Чемпионатом мира по велокроссу в Бьеле, Ван Аэрт снова попал в водоворот событий. За неделю до гонки его конкуренты Кевин Пауелс и Мэтью ван дер Поэл прошли анти-допинговый тест и опубликовали копию теста в Твиттере. Он показал, что они не принимали никаких добавок или необходимых исключений для терапевтического использования. Бывший профессионал Адри ван дер Поэл, отец Мэтью, продолжил это своим твиттом «Кто следующий?»

Вопрос был явно направлен Ван Аэрту. Он пропустил гонку в Хугерхайд за неделю до этого из-за повреждения колена. Его соперники подозревали, вероятно, что он попросил разрешение на лечение кортизоном, который мог бы дать ему преимущество при участии в Мировом чемпионате. Ван Аэрт был огорчен всем этим презрением, но на пресс-конференции снова был спокоен и собран: «Я не опубликую никаких анти-допинговых документов, но раз уж вы все этого ждете, я подтвержу, что не просил ни о каких исключениях в лекарствах».

Ваут Ван Аэрт

Вздохнул с облегчением

Сейчас Ван Аэрт становится очень уравновешенным и самоуверенным, но долгое время он не мог «свободно вдохнуть». Начиная с U23 и далее он всегда был большим фаворитом в любых чемпионатах по велокроссу. И все же, чем больше стрессов, тем лучше он становился.

В 2015 г. он разогревался перед гонкой в Бельгийском чемпионате в Эрпе-Мере, когда у него что-то вдруг случилось с цепью. Само по себе это не имело никакого смысла, но в голове Ван Аэрта сработал сигнал: это был не его день. Он вернулся в кемпер и сказал матери: «Не уезжай далеко во время гонки, я могу вернуться значительно быстрее, чем ты думаешь». Ван Аэрт финишировал, но только третьим.

После этого случая Ван Аэрт связался с Руди Хейленом, очень уважаемым психологическим тренером, ранее работавшим с Нильсом Элбертом. Каким-то образом Хейлен помог Ван Аэрту преодолеть этот «комплекс чемпиона».

Конечно, есть детали… Например, Хейлен заставил Ван Аэрта написать 100 раз три слова: я, еду, цель. Это своеобразная мантра, напоминающая Ван Аэрту не отвлекаться на внешние воздействия. Должно быть, это сильно помогает, т.к. Ван Аэрт выиграл и в Бельгийском и Мировом чемпионате трижды. В прошлом году он опубликовал книгу о своем опыте в велокроссе под названием «Ik fiets focus» (Я еду к цели).

Ваут Ван Аэрт

Все команды хотят получить Ван Аэрта

Напрашивается очевидный вопрос: как долго еще Ван Аэрту удастся продолжать почти невозможную комбинацию велокросса и шоссейных гонок.

Сейчас он определяет велокросс своим «ключевым делом, причиной заниматься велоспортом». Если рассматривать с экономической точки зрения, велокросс так же может быть более выгодным. Лучшие гонщики получают хорошие зарплаты. Вероятно, более высокие, чем шоссейные команды готовы платить гонщикам, не выигравшим ни одной гонки мирового тура.

Ван Аэрт сейчас все еще связан контрактом с командой континентального уровня Vérandas Willems-Crelan до конца 2019 года, но несомненно топовые команды внимательно следят за ним.

После Страде Бьянке представитель бельгийской газеты Het Nieuwsblad связался с 18 командами Мирового тура с вопросом, заинтересованы ли они в подписании контракта с Ван Аэртом, и получил от всех единогласное «да».

«Послушайте», - сказал Мэтт Уайт, директор Mitchelton-Scott, - «если кто-нибудь скажет Вам, что они не заинтересованы в контракте с Ван Аэртом, они просто лгут». Марк Мадио из Groupama-FDJ был также однозначен: «Я хочу видеть Ван Аэрта в моей команде как можно скорее. Все просто: этот парень точно станет звездой».

Ван Авермат: Жильбер может выиграть Париж - Рубэ

Опубликовано в Новости Road
Вторник, 20 Февраль 2018 13:34

Грег Ван Авермат считает, что его бывший товарищ по команде BMC Racing Филипп Жильбер может выиграть Париж-Рубе. Жильбер выиграл три из пяти монументальных классических велогонок, добавив в прошлом году к этому списку Тур Фландрии и теперь поставил перед собой цель завершить эту коллекцию. Для этого ему нужно "всего лишь" выиграть Париж - Рубе и Милан - Сан-Ремо.

В прошлом году Жильбер вынужден был пропустить Париж - Рубе, поскольку стремился сэкономить силы для Арденнских классик, но в этом сезоне он серьезно настроен побороться за победу в Северном Аду, где он последний раз пробовал свои силы еще в 2007 году, финишировавший тогда 52-м.

"Я думаю, что он способен это сделать. Он уже выиграл три монумента и у него хорошая техника", - сказал Ван Авермат, который выиграл Париж - Рубе в прошлом сезоне. "Он немного легче, чем некоторые другие парни из классических булыжных гонок, но я думаю, что он может это сделать. Если вы посмотрите на его карьеру, то увидите, что он уже добился победы на Ломбардии и Льеже. Теперь он превратился в парня, который больше похож на силового гонщика. Это именно то, что вам нужно на булыге Рубе, сила."

Ван Авермат определяет опыт как ключевой фактор для победы и хотя Жильбер участвовал в Париж - Рубе 10 лет назад, он говорит, что сила и опыт его соотечественника в других гонках будут приносить дивиденды и сейчас. Главное для 35-летнего, говорит Ван Авермает, - познакомиться с конкретными секторами.

"Это такая тяжелая гонка, которая убивает вас медленно. Другие гонки более энергичны и более импульсивны, но Рубе - это более устойчивый темп", - объясняет Ван Авермат. "Я думаю, что опыт, в данном случае - это главное. Я не смог бы выиграть Рубе, когда мне было 24 года. Я думаю, что возраст влияет на это. Если вы посмотрите на победителей прошлого, большинство из них старше 30. Для победы вам нужен движок, который нужно строить на протяжении многих лет."

"Чтобы добиться успеха в Рубе, вам нужно это, и опыт, безусловно, помогает. У Фила есть опыт, потому что он выиграл много гонок, поэтому для него это будет немного проще. Ему просто нужно знать булыгу и секторы, это самое важное."

Quick-Step Floors: жизнь после Боонена

Опубликовано в Персоны
Понедельник, 29 Январь 2018 15:50

"Жизнь после Тома. Это непросто. Все знают, что Том значил для команды и для меня”, - сказал Патрик Лефевр, на презентации в ходе сборов команды в Кальпе.

Том Боонен завершил свою искрометную 16-летнюю карьеру в апреле прошлого года на велодроме Рубэ. 15 лет из этих 16 он катался под началом Лефевра в команде Quick Step. За это время он получил 7 побед в монументальных классиках, титул чемпиона мира и много прочих почестей; он стал лицом бельгийской команды, его харизма вывела его популярность значительно дальше пределов велоспорта.

"В жизни нельзя кого-то кем-то заменить, каждый человек уникален", - говорит Лефевр. "Йохан Мюзеув был уникальным, или Чиполлини, или Баллерини. Всех этих ребят у меня и в мысли не было никогда их заменять. Все незаменимы".

Задача 62-летнего менеджера - обеспечить подготовку новых талантов, цитируя фламандскую поговорку, "обеспечить, чтобы не пересох источник".

"Когда ушел Чипполини, все говорили: "Что теперь? Полезешь в петлю?" Но появился Том Боонен. Когда Бартоли разбил колено, появился Беттини".

Том Боонен и Патрик Лефевр

Лефевр поздравляет Боонена на велодроме Рубэ в 2009 году после его третьей победы в Северном Аду

Но и после Боонена жизнь в Quick-Step продолжается, и если вспомнить сезон 2017 года, они выиграли 34 гонки, и вступили в 2018-й полные уверенности и оптимизма.

Фернандо Гавирия начал свой третий профессиональный сезон и продолжает свой потрясающий подъем. Так же и Жулиан Алафилипп – создается впечатление, что у него впереди множество завоеванных вершин. А у Боба Юнгельса будет возможность возглавить команду на Тур де Франс. Всем троим нет еще и 25 лет, и они подписали новые контракты летом, в то время как Марсель Киттель, победитель пяти этапов в прошлогоднем Тур де Франс, должен был двигаться дальше. Это часть процесса инвестирования в молодежь – этой зимой команда подписала контракты с четырьмя нео-про, которые будут самыми молодыми новичками за почти 20-летнюю историю команды.

"Если вы попросите называть одну из моих сильных сторон, скажу, что это – способность построить смешанную команду из очень молодых и очень опытных людей, и отношения между ними должны быть довольно качественны", - говорит Лефевр. "В 2000-м я создал Mapei из 40 участников, и среди них было 10 райдеров по 18-19 лет – Поццато, Канчеллара, Эванс, Айзель, Роджерс".

Баланс существует. Тут мы расстраиваемся из-за ухода Боонена, и тут же в команду попадает 35-летний Филипп Жильбер, и сразу же выигрывает Тур Фландрии.

«Чего мне не хватает больше всего – и, надеюсь, это не надолго – это того, что в присутствии Тома на гонке все чувствовали себя расслабленными. Будут ли нервничать гонщики с амбициями, но без титулов Тома? Филипп Жильбер является очень важным членом команды в этом отношении. Как-то ко мне неожиданно подошел Зденек Штыбар и сказал "Патрик, большое спасибо, что взял в команду Филиппа. Я не ожидал, но он принес в нашу команду так много нового".

Варианты

Даже без Боонена Quick-Step снова показывает внушительный уровень силы.

Вслед за Бооненом и Киттелем ушел в Mitchelton-Scott Маттео Трентин. И тем не менее, в команде еще остаются двое, если не трое, достойных соперников для всех классических, однодневных гонок, которые являются стержнем команды, обосновавшейся во Фландрском регионе Бельгии.

Гавирия, несомненно, станет победителем Милан-Сан-Ремо в ближайшем будущем, а в прошлом году на подиуме стоял Алафилипп, и Жильбер собирается присоединиться к нему в этом году. Он уже выиграл в прошлом году Тур Фландрии, и теперь его целью стала победа в Париж-Рубэ. В команде также состоит Ники Терпстра – прошлый чемпион Рубэ – и Зденек Штыбар, дважды удостоившийся чести стоять на подиуме. Ив Лампарт также пришел в прошлом году к победе в Dwars Door Vlaanderen.
В Арденнах и других горных классиках все немного прояснилось после ухода Дэна Мартина в UAE Team Emirates. Алафилипп возглавит гонку, но и Юнгельс сыграет важную роль, а Лоренс Де Плюс – еще один многообещающий молодой гонщик, опять же - не стоит забывать про Жильбера.

Велосипедная команда Quick-Step

Quick-Step и Йан Станард в финале 2015 Omloop Het Nieuwsblad. Тогда победа странным образом обошла их.

"Меня все долго спрашивали, как мне удается сплотить всех этих чемпионов для совместной работы", - говорит Лефевр. "Проще вместе работать, чем драться. Если работать вместе, рано или поздно это приведет к победе. Я выиграю, и ты выиграешь. Конечно, не всегда приятно, когда работаешь, а выигрывают другие, но я убежден, что в современном велоспорте у команды, в которой каждый готов бороться друг за друга, большое будущее".

"Я стараюсь создать команду, в которой ответственность делится поровну. Был случай, когда мне пришлось удалить одного гонщика из команды, потому что он проявил зависть, а здесь завидовать нельзя. Есть хорошая зависть, и есть плохая, но если тебя не устраивают победы коллег по команде, тебе не место в моей команде".

Лефевр объяснил на примере Dwars Door Vlaanderen. "Со всем уважением к Иву Лампарту, если Филипп хочет, он идет сразу за Ивом. В конце Ив побеждает, Филипп второй, и видно счастье. Он наслаждается этим чувством, а через неделю тур Фландрии. И в этот момент о чем бы Филипп Жильбер не попросил Ива Лампарта, он сделает для него все. В этом всегда была основа нашей команды".

Ив Лампарт и Филипп Жильбер

Quick-Step стоят друг за друга на 2017 Dwars Door Vlaanderen – Ив Лампарт и Филипп Жильбер.

В теории считается, что Жильбер – самый большой единоличник в команде. Он не скрывает своих дерзких амбиций выиграть все пять монументальных классик – команда даже запустила хэштэг #StriveForFive, - но к моменту окончания контракта в 2019-м ему исполнится 37 лет, т.е. у него остается не так много времени на осуществление планов.

"В седле ты должен бороться и сам за себя тоже. В гонке нас будет несколько, поэтому нужно быть лучшим. Думаю, если ты уже лучший в команде Quick-Step, у тебя есть шанс победить. Мы по-своему соревнуемся внутри команды, но это только дает нам возможность быть лучшими, поэтому мы так успешны".

"Хорошо то, что нам не нужен я, т.к. у нас есть много других ребят, и это важно. В Арденнах, я знаю, если у Жулиана не случится какой-то неудачи, как в прошлом году, он будет там, Боб будет так же, поэтому им абсолютно не нужен я, но если я там буду, это – бонус. Во Фламандской гонке то же самое, всегда есть кто-то еще".

Остальные гонщики подтверждают этот факт.

Гавирия очень оценил, что команда прикрывала его как основного спринтера, но в большей мере обратил свое внимание на коллег по команде Элия Вивиани и новичок Фабио Якобсен. Если я нужен команде в качестве рядового гонщика, я буду таким, если им нужен кто-то, кто попытается выиграть, я пойду и попытаюсь победить.

Юнгельс настаивает, что "нападение – лучшая защита". "Несомненно, когда у тебя три козыря, играть всегда проще, чем играть с одним, заранее зная, что обречен на проигрыш", говорит он. "Конечно, обычно лидерами могут быть только один или два парня в команде, но в этой команде у каждого есть шанс. Если Лоренс Де Плюс находится в отрыве и близок к финишу в Льеже, все будут более чем счастливы. Это одна из сильных сторон нашей команды – не фокусироваться только на одном гонщике".

Кажется, Лефевру удалось обеспечить, чтобы все гонщики команды следовали изложенной выше философии. Они даже получили кличку – Волчья стая. Она была придумана пару лет назад спортивным директором Брайаном Холмом, и настолько она прижилась в команде, что значок волка был нашит на их майках, и во время тостов за победу за обедом часто можно услышать волчий вой.

«Волчья стая – семья, они ездят плечом к плечу и живут так же; никто не остается в стороне, т.к. сила Волчьей стаи – в единстве»

Именно эти слова размещены на сайте команды в разделе "About".

Это может показаться чётким маркетинговым ходом, но, проведя немного времени в кругу команды, похоже, заражаешься тем, что кажется подлинным командным духом и менталитетом победителя.

Боонен, может, и ушел, но Quick-Step остается Quick-Step.

Ренат Хамидулин: мы готовим гонщиков для сборной

Опубликовано в Персоны
Воскресенье, 28 Январь 2018 18:08

Презентация нового состава профессиональной российской команды "Газпром-Русвело" прошла 27 января в Италии. Генеральный менеджер проекта Ренат Хамидулин в интервью рассказал о задачах на сезон, изменениях в составе и новых тренерах шоссейной команды.

- Ренат, какие главные изменения произошли в команде перед сезоном-2018?

- Мы взяли курс на омоложение состава, потому что та плеяда спортсменов, которая у всех на слуху, сейчас меняется, приходят молодые гонщики. Это нормальный процесс для любого вида спорта. Задача по смене поколений тяжелая, но благодарная. Изначально команда создавалась как проект, в котором гонщики будут расти и становиться профессионалами. Мы не боимся этой задачи. К тому же наши молодые гонщики, которые приходят, доказывали свой хороший уровень в "андерах". Поэтому можно сказать, совмещаем приятное с полезным и продолжаем готовить гонщиков для сборной России. Это приятная задача.

При этом это не отменяет того, что мы будем выступать на гонках самого высокого уровня, в том числе в Мировом туре. Наш календарь один из самых насыщенных в "проконти". И то, что мы не поедем "Джиро", к слову, даже несильно уменьшает количество гоночных дней, ведь ряд гонок при этом добавляется — например, "Тиррено-Адриатико".

- Расскажите о тех, кто ушел из "Газпром-Русвело".

- У нас ушли несколько человек — каждый в силу разных обстоятельств. Алексей Цатевич завершил карьеру, Артур Ершов будет выступать на треке, по Павлу Брутту пока не могу ничего сказать... С кем-то сработались, с кем-то нет... Нормальная рабочая ситуация.

- По вашему новому тренеру, Оливано Локателли... У болельщиков есть некоторые опасения, многие считают его репутацию в некотором смысле сомнительной.

- У него нет никаких ограничений, отстранений, которые могли бы помешать ему работать в спорте. Это факт. И я считаю, что в этой ситуации нужно оперировать только фактами. А факты в том, что он добился успеха в работе с молодежью, он знает как работать с гонщиками с постсоветского пространства. Кроме того, Локателли не тот тренер, который руководит командой по интернету. Он проезжает в техничке по 100 тысяч километров в год. Вот об этом нужно говорить: о его работе с гонщиками, о тренировках под его руководством, а не о слухах, коими полон интернет. Вместе с Локателли у нас будет работать Владимир Белли, грамотный человек по специальной подготовке, человек, который добивался интересных побед.

- Где команда начнет сезон?

- На "Валенсиане", потом будет "Вуэльта Мурсии", "Альмерия", "Андалусия". Так что сезон у нас начинается в Испании. Раньше мы начинали сезон гонкой на Мальорке — здесь в этом плане тоже есть некоторые перемены.

- Как насчет северных классик?

- Мы отказались от выступления на большом количестве бельгийских гонок, потому что нам еще нужно кого-то хорошенько подготовить под этот формат. Бельгийские гонки — это другие гладиаторские бои, туда нужно готовить людей особым образом. Решили не лезть особо в эти брусчаточные дела, зато взамен будет много гонок в Бельгии и Италии.

- Как обстоят дела в трековой команде?

- У нас начали действовать все соглашения: в ее составе сейчас и Шейн Перкинс, и Денис Дмитриев, и Настя Войнова, и Дарья Шмелева. Поддерживаем Павла Якушевского, который выступает за "Локосфинкс" в плане подготовки командного спринта, ведь в основном ее составе именно Павел, Денис и Шейн. В темповом звене у нас Алексей Курбатов, плюс молодежь (Владислав) Куликов, Евгений Тихонин. Плюс в это же звено у нас входит Антон Воробьев, который активно выступал на шоссе в профессионалах, но ему сейчас нужно найти себя, мы дали ему такую возможность.

Он будет работать с Алексеем Марковым, уже проехал первые трековые гонки. Будем надеяться, что сложный период в его карьере закончится, и он вернется в профессионалы, по возрасту он еще очень даже молод. Еще у нас интересный проект с Евгением Шалуновым — в сотрудничестве с Marathon-Tula он ехал на шестидневной гонке в Берлине мэдисон с Максимом Пискуновым. Мы не хотим быть только соперниками со всеми, мы должны выступать в коллаборациях с другими проектами, так как это на пользу нашей первой сборной, а ее успешное выступление — главная задача всего российского велоспорта.

Эндрю Талански: о переходе из профессионального велоспорта в триатлон

Опубликовано в Персоны
Пятница, 17 Ноябрь 2017 15:48

В сентябре Эндрю Талански (Cannondale-Drapac) объявил об уходе из профессионального велоспорта после 9 лет работы в Slipstream Sports. Месяцем позже он заявил о намерениях принимать участие в триатлоне, особенно на дистанции Ironman. Недавно он подтвердил, что его намерения серьезны, одержав победу в Marin Country Triathlon's Olympic distance и опередив своих соперников более, чем на 10 мин. Что же привело его к такому решению и как он планирует использовать свою физическую подготовку в новой дисциплине - бывший велогонщик рассказал в интервью.

- Вы десятым пришли к финишу на Тур де Франс, пятым – на Вуэльте Испании и победили в Criterium du Dauphine. Учитывая Ваш потенциал в велоспорте, что могло заставить Вас внезапно перейти в триатлон?

Эндрю Талански: Думаю, со стороны такое решение кажется внезапным, но на самом деле оно было довольно обдуманным. Уже прошлой зимой мы знали, что настала пора изменений. Я не нацеливался изначально именно на профессиональную Ironman, но мои приоритеты в жизни меняются.

Я спрашивал себя, на 100% ли велоспорт – это все, чего мне хотелось бы. Это такой требовательный спорт, рискованный, каждый сезон полгода проводишь в Европе. Но ничто не обязывало меня уходить из своей зоны комфорта.

Когда я задумался о своей жизни в мире эндуренс спорта, недостатка времени для совершенствования, я задался вопросом, хочу ли я заниматься профессиональным велоспортом в следующие 6-7 лет или, может быть, попробовать достичь бОльших результатов?

Моему сыну Боди почти 8 месяцев, и когда ему исполнилось 5 мес., меня не было рядом уже 3 месяца. Я понял, что время уходить из профессионального велоспорта. Отсутствовать дома месяцами – не то, чего мне хотелось бы. Хотелось бы быть лучшим спортсменом, насколько это возможно, но знаю, что я буду лучшим спортсменом, будучи лучшим отцом, мужем и другом для самых важных людей в моей жизни. Это не взаимозаменяемые понятия, а дополняемые друг другом. Вы же видели, я показал лучшие свои результаты на Туре Калифорнии после того, как провел месяц со своей семьей. Это не случайность.

- Многие спортсмены посчитали бы главной целью олимпийскую дистанцию, но вы выбрали Ironman. Почему?

ЭT: Когда я занимался бегом, Олимпиада была верхушкой. То же касается плавания. Но в  велоспорте или триатлоне существуют другие события по типу Олимпиады. Я говорю это не из желания выразить неуважение к Олимпиаде, таков взгляд со стороны эндуренс спорта. Есть Тур де Франс и есть Чемпионат мира Ironman в Кона.

Если спросить велосипедиста, в каком соревновании он предпочел бы победить, в Тур де Франс или получить золото на Олимпиаде, ответы, наверняка, были бы разными, но, на мой взгляд, большинство велосипедистов предпочли бы в своей карьере победу в Тур де Франс.

К тому же, у меня нет возможности участвовать в Олимпиаде по триатлону. Я уступаю в силе своим соперникам, однако, готов посоревноваться на выносливость, т.к. я занимался тайм-триалом. Здесь все дело в вашем моральном настрое, все зависит только от вашего психологического состояния. И в этом я всегда был лучшим. Ironman – как раз то, что нужно для этого.

Эндрю Талански

- Это большие изменения. Раньше вы были частью команды, и у вас множество друзей, количество которых увеличивалось с каждой гонкой. Триатлон, особенно плавание, - довольно одиночный вид, это ближе вам по духу?

ЭT: Те, кто знакомы со мной, знают, что я предпочитаю одиночество. Я пошел в велоспорт, т.к. хотя мне и нравится наблюдать за командной работой спортсменов, но я всегда был очень стеснителен и держался от них в стороне. Ironman, может быть, и одиночное соревнование, но в процессе ты формируешь свою собственную команду – от семьи до спонсоров и партнеров.

- У вас были прекрасные результаты в велоспорте, но бывали и неудачи. Добавил ли тот день на Тур де Франс, когда вы пытались сократить время, ложку дегтя в ваше отношение к спорту?

ЭT: Если бы вы спросили меня о самом запоминающемся моменте, я бы сказал, что после всего произошедшего это - пятое место в Вуэльте. Каждое из событий было по своему потрясающим, и я благодарен всем тем, кто поддерживал меня, и еще… хорошо, что после чего-то плохого всегда будет что-то хорошее – и в каждом гранд-туре кто-то сталкивается с этим.

В тот день я не осознавал ни что происходит, ни следила ли за мной камера, но мои страдания показывали по телеку. Я знал, что не смогу начать следующий день, пока не сделаю этого, и я был горд собой, когда пришел к финишу в тот день.

Все это влияет на тебя, но по прошествии времени продолжаешь двигаться дальше.

Эндрю Талански

- Переходя из велоспорта, вы имеете колоссальную тренировочную базу и высокий уровень терпимости боли, но плаванье в открытой воде и бег в марафонах – это совсем другое. Как вы готовитесь к этому?

ЭT: Я только начинаю. Начало настоящей подготовки к сезону 2018. Очень приятные будоражащие ощущения, все вроде бы так же, но плаванье и бег будут испытанием. Над плаваньем можно сразу работать во всю силу и развивать тело в нужном русле, а вот в беге нужно быть осторожным относительно травм – за последние 10 лет у меня было не много травм. Это то, к чему я буду стремиться равномерно.

Это план не на один год. Цель – получить достаточную квалификацию для участия в Кона в 2018 г., даже если это слишком амбициозно. Думаю, это займет года три, и к Кона 2020 я смогу показать, на что способен. К тому времени мне будет 31, а в Кона можно рассчитывать на победу еще до 37-ми.

У меня неплохой плацдарм для этого спорта, и это тоже было для меня одной из причин перехода именно сейчас. Это случилось не в 35, когда велокарьера фактически заканчивается, и после этого рубежа можно кататься лишь для удовольствия, а твои шансы на победу сводятся к минимуму. У меня сейчас реальный шанс сделать новую карьеру, благодаря Ironman.

- Вы много времени уделяете плаванию?

ЭT: Я провожу много времени на океане, и, думаю, потом мне будет проще справиться с плаванием в бассейне. Я вырос на океане, и там мне гораздо комфортней, чем в бассейне. Я никогда не буду смотреться как Майкл Фелпс, но мне этого и не нужно. Мне просто нужно подготовиться к достойному выступлению на дистанции Ironman.

Когда мы были на озере Тахо перед тем, как отправиться в Кону, мне удалось его проплыть [Доннер-Лейк - 4,38 км]. Я не знаю, насколько ровно я плыл. Со мной рядом в лодке плыл друг, чтобы подстраховать, в случае чего, на середине. Было здорово, ощущения отменные, как для такого расстояния.

- И, тем не менее, такой переход довольно рискованный. Каков ваш план в марафонской дистанции?

ЭT: Это было одним из критериев в поиске тренера. Физически я могу совершить какой-то прогресс, но в беге все не так просто: ты не узнаешь, что что-то идет не так, пока это не случилось. Есть предупреждающие сигналы, но у связок, сухожилий и костей нет таких же сигналов, как в мышцах. За этим мы будем наблюдать.

Я могу быть очень амбициозным, но цель поездки на Кону – получение квалификации. Я не хочу бросаться в омут с головой, хочу подойти к этому консервативно, постепенно подготавливая свой организм, не во вред здоровью.

Эндрю Талански

- Когда Ваша первая гонка?

ЭT: Еще нужно определить. Возьмем для начала половину дистанции Ironman, вероятно, где-то в марте. Мы пока определяем географию поездок. Еще есть немного времени. Можно было бы выбрать Кампече, на океанском побережье – здорово будет находиться поближе к дому. Посмотрим, насколько эта дистанция подойдет. Полная первая дистанция все еще в разработке. Много вариантов, и это интересная задача выбрать лучший маршрут для подготовки к Кона.

- Как вы решаете вопрос спонсорства в данном случае?

ЭT: В профессиональном велоспорте ты подписываешь контракт с командой и не касаешься вопросов спонсорства напрямую. В триатлоне нужно строить прямые связи. Хороший пример - Clif Bar. Они меня очень поддерживают в этом. Я знаю их довольно долго, давно знаком с Гэри Эриксоном, и уважаю его. Он своего рода наставник для меня, на него я равняюсь. Я очень рад, что могу, наконец, заниматься общим с ними делом, стать их партнером. И так я отношусь к каждому, с кем работаю. Я садился и разговаривал с каждым тет-а-тет. Мне это нравится.

Это то, чего мне не хватало в профессиональном велоспорте. Важно следовать своей страсти, а не чьим-то нормам. Именно это воодушевляет всех. Может, это прозвучит как клише, но я действительно так ощущаю: главное чтобы люди начали жить по своим условиям и писали свою собственную историю. Я всегда жил именно так. Ты ничего не должен делать через силу, жизнь во всем предоставляет выбор.

Винокуров: Ару не хочет продлевать контракт с «Астаной»

Опубликовано в Персоны
Пятница, 13 Октябрь 2017 13:53

Известный казахстанский велосипедист, олимпийский чемпион, а ныне генеральный менеджер «Астаны» Александр Винокуров рассказал о переговорах с капитаном команды Фабио Ару, дал оценку новому руководству UCI, а также поразмышлял о перспективах развития гонки «Тур Алматы».

– Александр, в эти выходные завершилась последняя монументальная гонка этого года «Тур Ломбардии», а значит, пришло время подводить итоги сезона. Какая картинка у вас нарисовалась?

– Честно признаюсь, что начало сезона сложилось для нас не очень удачно. К тому были свои предпосылки. «Джиро д’Италия» прошла не лучшим образом. Но затем ребята собрались и показали серьезные результаты летом. Фульсанг выиграл гонку «Критериум Дофине», Ару взял свой первый этап на «Тур де Франс». А потом порадовал и Луценко – победа в один из дней испанской «Вуэльты». Он показал, что способен бороться среди сильнейших: попадание в десятку на чемпионате мира и очередной титул победителя «Тура Алматы». Может, некоторым покажется, что успехов в этом году недостаточно, но они были показательными. Фабио продемонстрировал свой уровень, Якоб наконец-то выиграл серьезную гонку. Алексей заметно прогрессирует. Нельзя не отметить и колумбийца Лопеса – молодой гонщик заметно вырос.

– Прокомментируйте ситуацию с новым контрактом Фабио Ару. Есть ли подвижки в этом вопросе?

– В его пока действующем контракте есть пункт о продлении еще на один год. Но в этом вопросе никаких подвижек мы не наблюдаем. Я вижу, что он не желает его продлевать и вышеназванной опцией не пользуется. Поэтому я договориться с ним не могу и думаю, что, скорее всего, Ару уйдет из команды.

– В случае ухода Ару как это отразится на дальнейших перспективах «Астаны»?

– В случае его ухода мы серьезно разгрузим наш бюджет и будем привлекать в «Астану» все больше молодых гонщиков, которые способны расти и в дальнейшем показывать солидные результаты. У Ару оказались большие запросы – сейчас мы не можем себе позволить платить такие суммы. У нас есть Лопес, Фульсанг, перспективные казахстанские ребята. Это очень хорошее подспорье. Жаль, что гонщики, которые раскрываются у нас, потом уходят. Было бы хорошо, как в футболе, продавать перспективных ребят, однако в велоспорте все происходит по-другому.

– Насколько серьезно Ару поднял для себя зарплатную планку?

– В два раза. Но я сильно не расстроен. Будем работать с нашими ребятами. Совсем недавно мы подписали 21-летнего Евгения Гидича. Это молодой и амбициозный гонщик. Несмотря на то, что его основная специализация – спринт, он неплохо чувствует себя в горах. На «Туре Алматы» вы это видели, где в генеральном зачете он показал седьмой результат. Я надеюсь, что через несколько лет он сможет на равных бороться с ведущими спринтерами мира. 

Александр Винокуров

– Как раз сильного спринтера в «Астане» еще не видели…

– Соглашусь с вами. В этом году он был на стажировке в команде, а теперь подписал полноценный контракт на два года. Стоит отметить, что он не классический спринтер, а довольно силовой – это большой плюс. Мы создали хорошие условия для его роста, теперь все в его руках.

– Мигель Лопес наконец-то раскрылся в этом году. Уже сегодня видите ли вы его главным претендентом на основного лидера команды?

– Парень он у нас молодой, ему всего 23 года, поэтому сейчас я не хотел бы оказывать на него давление. Вы помните, что происходило с ним в прошлом году, когда мы отправили его на «Вуэльту» «капитанить». Падение, неуверенность в себе, сход – колумбиец явно перегорел. В этом году мы дали ему определенную свободу, и в Испании он поехал. Поэтому не хотелось бы забегать вперед, но он явный претендент в борьбе на Гранд-турах. Горы под него. Будем работать. И не забывайте, пожалуйста, о Якобе Фульсанге – победа на «Дофине» многого стоит. Он также может заезжать в первой пятерке на «Тур де Франс», и если бы не его травма во Франции, то считаю, так бы в этот раз и произошло.

– Кстати, до прихода Винченцо Нибали он уже был в семерке на «Тур де Франс»…

– Я о том и говорю. Он наконец-то победил на серьезном старте, скинул с себя психологический груз. Теперь ему будет намного легче.

– Луценко также вырос как профессионал в завершающемся сезоне. На что он может претендовать в следующем? К примеру, в последнем нашем разговоре он высказался в пользу «Джиро д’Италия», где он еще не стартовал.

– Программа на следующий сезон у нас еще не утверждена. Будет собрание, поэтому решать будем там – в декабре, январе. Впереди еще Азиатские игры – не очень удобные даты для представителей «Астаны», надо смотреть на форму казахстанских гонщиков и потом решать. Но хочу отметить, что для Луценко больше подходит профиль «Тур де Франс» – именно там Алексей может показать лучшую форму.

– Смерть Микеле Скарпони стала большим ударом для всей команды, и в первые месяцы это было очень заметно. Как коллектив сумел справиться с этой трагедией?

– Конечно, было очень тяжело. Несколько месяцев ребята и весь коллектив не могли прийти в себя. Трудно было ехать, стартовать. Все видели, в каком состоянии «Астана» находилась на «Джиро». Тренерскому штабу пришлось серьезно поработать с гонщиками, чтобы морально их взбодрить. Микеле был очень позитивным человеком, и мы все время вспоминаем об этом. Он любил пошутить, был душой компании. Жаль, что не удалось выиграть на «Джиро» и отдать некую дань Скарпони, как память. Но потом команда немного пришла в себя и стали появляться победы и успехи. Мне приходилось уже переживать подобное – в 2003 году на трассе «Париж–Ницца» погиб мой друг, известный казахстанский велогонщик Андрей Кивилев. Теперь мы пережили и это, но память о великих спортсменах и друзьях осталась. У нас не просто команда, а семья. Поэтому все подбадривали друг друга и старались показать максимальный результат.

Александр Винокуров

– Недавно главой UCI был избран новый президент – Давид Лаппартьен. Что, по вашему мнению, изменится с его приходом?

– К сожалению, за последние четыре года в велоспорте ничего не изменилось. Поэтому, я читаю, что делегаты проголосовали правильно: нам необходимо что-то новое, какие-то изменения. Первостепенная задача – это техническое мошенничество. Механический допинг – факт зафиксированный. К тому же, я надеюсь, что Давид сможет поднять имидж нашего вида спорта. При поддержке ASO (Спортивная организация Амори – организатор важнейших спортивных мероприятий, таких как «Тур де Франс» и «Дакар». – Прим. авт.) он может попасть в руководство Международного олимпийского комитета, что станет большим плюсом для велогонок.

– А что бы вы поменяли в системе Международного союза велосипедистов, будь на то ваша воля?

– Никогда не задумывался об этом. И не мечтал быть президентом UCI. Но повторюсь, что занялся бы механическим допингом и серьезно задумался о повышении безопасности во время проведения гонок. Ребята продолжают получать серьезные травмы, случаются и смертельные исходы. Скорости сильно возросли, и количество гонщиков в одной команде уменьшено – с девяти до восьми на Гранд-турах и с восьми до семи на других велогонках. Все это делается в целях повышения безопасности, так как меньшее количество спортсменов в пелотоне будет лучше проходить опасные участки на улицах городов. Но в этом направлении нужно продолжать работу.

– С 2020 года Лаппартьен вычеркнул дисциплину «командная гонка» из программы чемпионата мира. Насколько это решение обоснованное?

– Согласен. Из года в год вы­игрывают одни и те же команды, и многие коллективы не хотят приезжать. Другое дело, если бы вместо команд участвовали сборные – в этом случае выиграть было бы престижней. К тому же многие коллективы отказываются от мирового первенства из-за значительных финансовых расходов.

– Многие специалисты не раз высказывались о перспективах «Тура Алматы» и привлечения команд и гонщиков топового уровня. Что необходимо сделать для этого? И сколько должно пройти времени, чтобы в южную столицу начали съезжаться коллективы ProTeam?

– Необходимо получить высокую категорию данной гонки. И если ее внесут в мировой тур, то профессиональные команды будут обязаны приехать к нам. Такие вопросы необходимо задавать Международной федерации. И на это могут уйти годы. Чтобы об этом говорить, необходимо сделать «Тур Алматы» интереснее либо менять маршрут. К примеру, можно было сделать гонку в разрезе «Астана–Алматы». Это что-то из серии «Гран-при Монреаля» и «Тура Квебека». Первая проходит за два дня до старта второй, и в эти дни в Канаде собираются профессионалы высокого уровня. Очень показательный пример – «Тур Турции». Впервые в истории в эти дни она проходит в статусе гонки Мирового тура. Но это недельная гонка, и они очень долго к этому шли.

Александр Винокуров

– Один из ваших партнеров, Нурлан Смагулов, высказал идею сделать финиш «Тура Алматы» в следующем году на Шымбулаке. Насколько это реально? Там очень высокие градиенты и сколько велогонщиков смогут добраться до финиша?

– На самом деле там не настолько все запредельно, как на ведущих мировых гонках. К примеру, подъем на итальянскую гору Джонколан не легче. Суть в другом: для чего это делать? Уже на «Медеу» в этот раз мы видели, как разобрали ребят и они пришли к финишу по одному. Финиш на высокогорном катке вполне подходит, здесь хороший подъем, в дальнейшем можно использовать и этот спуск. Есть видео, хорошая картинка по телевизору. Что нужно? Может, еще стоит рассмотреть подъем на плотину, но Шымбулак при нынешнем составе команд – это лишнее.

– Говорится и о возможных изменениях сроков проведения «Тура Алматы» и переносе их на июль. Но некоторые представители UCI обеспокоены жарой, которая может быть в это время. По их мнению, до финиша не доберутся до 50% велогонщиков. Что скажете?

– Раз говорят о 50%, значит 50. В последние годы на «Туре Алматы» погода не радует. Нас постоянно преследуют холод и плохая погода, поэтому гонщики тоже находятся в некомфортных условиях. Сегодня организаторы уже говорят о примерной дате проведения – 7 и 8 июля. Июль – хороший месяц, возможно, жарко, но я не думаю, что это будет 50 градусов по Цельсию, как в ОАЭ. Может, транспорта будет меньше на дорогах – все-таки время отпусков. Единственное, что если это наложится на «Тур де Франс» (Гранд-тур-2018 стартует 7 июля. – Прим. авт.), то Луценко не сможет приехать и защитить свой титул.

– Раз мы заговорили о жаре, то данный вопрос будет немаловажен. Будущая гонка «Джиро д’Италия» впервые стартует за пределами Европы, в Израиле. До этого были варианты начать многодневку в США и Японии. После чего Ильнур Закарин заявил: хорошо, что хоть не в Стране восходящего солнца. Как вы думаете, с какими проблемами могут столкнуться команды и спортсмены во время трех дней гонки в Израиле и после на территории Италии?

– Главная проблема – это логистика. Нам придется везти туда всю технику. Плюс возможная жара и перелеты, которые могут немного выбить из колеи спортсменов. Но основной момент – безопасность. Мы знаем, что в Израиле периодически случаются теракты, и местным властям необходимо максимально четко сработать в этом вопросе. Но я считаю, что данный старт пройдет на ура. Это новое веяние, попытка разнообразить гонку и привлечь к ее проведению новых спонсоров и болельщиков. Мы не раз высказывали идею старта одной из многодневок в Казахстане. Тоже не близко, но если организаторы когда-нибудь решат стартовать в нашей стране, то все поедут, несмотря на то, что будут говорить: «Это далеко».

– Бюджет на этот сезон был значительно урезан. Руководство Президентского профессионального спортивного клуба «Астана» сегодня говорит о дальнейшем его снижении и на будущий год. Насколько серьезно это повлияет на планы «Астаны» и формирование ее состава?

– Ару не будет, и это ощутимый плюс для нашего бюджета. Только сложно будет бороться с такими командами, как Sky и Movistar. Просто начнем работать на перспективу и делать ставку на наших ребят. Мы верим в большие победы. У нас полный комплект – 29 человек, поэтому больше никаких приобретений на будущий сезон мы делать не будем.

Александр Винокуров и Алексей Луценко

– Несмотря на то, что Луценко сегодня является самым топовым казахстанским гонщиком, понятно, что он не сможет стать полноценным «генеральщиком» на Гранд-туры. Когда, по вашему мнению, родится профессионал такого уровня или хотя бы второй Винокуров?

– Я бы не сказал, что его физиология совсем не подходит под топовых «генеральщиков». Конечно, он не Ару, не Лопес и не Нибали, однако он довольно универсален. К примеру, я тоже не маленького роста и не подходил под классического «генеральщика», но сумел заехать в тройку на «Тур де Франс» (2003 год. – Прим. авт.) и выиграть «Вуэльту» (2006 год. – Прим. авт.). Думаю, это может произойти, если Алексей наберется опыта и будет и дальше серьезно работать над собой. Он молодой гонщик, и порой версии «Тур де Франс» бывают не такими сложными. Конечно, подобный Гранд-тур выиграть будет очень сложно, но считаю, что со временем он может претендовать на место в пятерке.

Источник

Закарин: «Были разные предложения, но я остался в «Катюше»

Опубликовано в Персоны
Пятница, 22 Сентябрь 2017 16:56

28-летний Ильнур Закарин провел выдающийся сезон в статусе капитана команды Katusha-Alpecin. На юбилейном «Джиро д'Италия» российский велогонщик занял пятое место в общем зачете, а на своей первой «Вуэльте» (известнейшая трехнедельная шоссейная велогонка, считающаяся одной из трех престижнейших в мире) в борьбе за третье место опередил легенду велоспорта испанца Альберто Контадора и перспективного голландца Вилко Кальдермана. Закарин стал первым россиянином за последние семь лет, которому посчастливилось попасть на подиум Гранд-тура. В последний раз это удавалось Денису Меньшову, который в 2010 году стал вторым на «Тур де Франс».

В эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву Ильнур Закарин рассказал о самом ярком воспоминании о «Вуэльте», продлении контракта с Katusha-Alpecin и чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии.

– Вы стали третьим на своей первой «Вуэльте», долгое время сражаясь за подиум с Вилко Кельдерманом и Альберто Контадором. Какой этап можно назвать решающим в этой борьбе?

– Итог Гранд-тура – это всегда набор результатов. Технически судьба подиума решилась на этапе с финишем на Англиру, но 30 секунд в итоговом протоколе - это отражение моей работы на всех этапах.

– Как складываются отношения между гонщиками во время отдыха? Общаетесь с прямыми конкурентами или исключительно со своей командой?

– Отношения хорошие, с кем-то общаемся ближе, с кем-то просто рабочие отношения. После этапов вся энергия уходит на восстановление и отдых. А в Мадриде уже была возможность пообщаться с ребятами из других команд.

– Великий велогонщик Альберто Контрадор проехал последний Гранд-тур в своей карьере. Вам удалось получить от него какое-то напутствие?

– Мы общаемся не настолько близко, чтобы кто-то кому-то давал напутствия. Летели с одного из этапов на одном вертолёте - перекинулись парой фраз, не более.

– Не расстроились, что не удалось победить на этапе в Сьерра-Неваде, где вы финишировали вторым?

– Побеждать всегда приятно. Но на "Вуэльте" передо мной стояли чёткие цели – попасть на подиум. Поэтому я доволен проделанной работой.

– Какая неделя Гранд-тура стала самой тяжелой? Удалось равномерно распределить силы по всей гонке?

– Тяжело выбрать. Сначала, на первой неделе, было очень жарко - на этом этапе я традиционно втягиваюсь. Выйти на пик формы удалось к третьей неделе, чем я, конечно же, доволен. По поводу небольшого кризиса на первой неделе – над этим будем работать (смеётся).

– Как оцените роль команды в своем успехе?

– Команда, конечно же, важна. К сожалению, на первой неделе два наших парня не смогли помочь мне из-за травм. На равнине поддержка была отличная, но в горах я ощущал ее в меньшей степени.

– Вы довольно уверенно даете интервью на английском. Удалось усовершенствовать знание языка в последнее время?

– Это слишком громко сказано. Но я занимаюсь, когда есть время. Не всегда чувствую себя комфортно - особенно, когда нужно после гонки что-то прокомментировать. Иногда так устаёшь, что и на русском непросто подобрать слова.

– Перед стартом сезона вы говорили, что хотите попасть в топ-3 на «Джиро» или «Вуэльте». Поставленную цель вы выполнили. Какую оценку поставите себе за сезон?

– Насчет оценки - не знаю. Но я доволен результатом. Мы проделали работу над ошибками и теперь понятно, над чем работать дальше. На следующий год цели уже поставлены.

– Какое самое яркое воспоминание осталось у вас от испанского Гранд-тура? Были какие-то забавные случаи во время гонки или подготовки к этапам?  

– Не могу сказать, что это был яркий или смешной случай, но на 20-м этапе перед решающей атакой зритель задел мой руль ремнем от фотоаппарата. Это даже было видно на трансляции. Повезло, что он держал камеру не очень крепко, и она вылетела из его рук. Иначе я бы упал.

– Как чувствуете себя в статусе капитана команды? Ощущаете психологическое давление?

– Да, гонка строится немного по-другому. Стараюсь отвлекаться от стрессовых моментов. По возможности каждую гонку я рассматриваю в первую очередь именно как гонку - без груза ответственности и обязанностей. Есть я, велосипед, маршрут и соперники. Так легче.

– В июле вы продлили контракт с Katusha-Alpecin на два года. Почему приняли такое решение? Были ли предложения от других команд?

– Были и другие интересные предложения, но я решил остаться. Мне нравится команда Katusha-Alpecin, я тут в роли капитана, и у меня есть возможность реализоваться, есть состав гонщиков, с которыми мы вместе выступаем. Ну и, конечно, у меня отличные отношения с Дмитрием Конышевым (спортивный директор Katusha-Alpecin – «Известия»).

– В ближайшее время в составе сборной России вы примете участие в чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии. Успеете восстановиться после тяжелейшего Гранд-тура?

– Я отвечаю на ваши вопросы уже по пути в аэропорт. Успею восстановиться или нет, покажет время. Но два Гранд-тура в качестве капитана – это для меня в новинку. Посмотрим.

– Россию можно причислить к фаворитам групповой гонки?

– Там будет много сильных ребят, и мы постараемся сделать всё, что можем. Чемпионат мира - всегда непредсказуемая гонка, а в Бергене наверняка будет еще и сюрприз от местной погоды.

– Готовы стать лидером сборной России на Олимпиаде-2020?

– Всё зависит от трассы - если не ошибаюсь, то она будет больше под спринтеров.

– Австралийский велогонщик, двукратный чемпион мира по треку Шейн Перкинс получил российское гражданство. Как вы относитесь к натурализации спортсменов в вашем виде спорта?

– Я не знаком с ним, но слышал об этом. Мне кажется, что есть случаи, когда механизм натурализации можно применять. Но в некоторых моментах делать этого, может быть, и не стоило бы.

– Вы говорили, что многому научились у Хоакима Родригеса. Сейчас в вашей команде есть очень опытный и титулованный гонщик Тони Мартин. Советуетесь с ним по каким-то вопросам?

– Мы хорошо общаемся, у него много побед на самом высоком уровне, но тем не менее, он очень открытый и совсем не звездный, со всеми общается и помогает. Думаю, что я многому у него научусь. Вообще, у таких как Пурито (прозвище Родригеса - "Известия") и Мартин – свой характер лидера, особенная манера общаться. Мне интересно подмечать такие вещи, и я стараюсь перенимать у них лучшее.

– Вы проводите на сборах и гонках примерно 10 месяцев в году. Тяжело столько времени проводить вдали от семьи?

– Мы стараемся видеться между гонками и на тренировочных сборах. Правда, на Гранд-турах бывает тяжело. У меня совсем маленькая дочка, ей полтора года. Когда мы долго не видимся, поначалу она не всегда меня узнаёт.

– Успеваете общаться со своими подписчиками в социальных сетях?

– На "Вуэльте" пробовал делать live-трансляции в Instagram. Интересный опыт, подписчикам вроде понравилось. Когда есть время, отвечаю на комментарии в социальных сетях.

Продавец обуви, который поднялся на подиум «Вуэльты»

Опубликовано в Персоны
Среда, 06 Сентябрь 2017 15:51

На улице серо и дождливо, настроение Майкла сочеталось с погодой. В тот день вместе с подругой Элли он ехал из больницы и хотел как можно быстрее добраться домой, чтобы лечь в кровать, заснуть, а потом проснуться, как будто все это ему приснилось.

После очередного обследования врачи сообщили 23-летнему парню, что про карьеру в легкой атлетике нужно забыть. Вудс пробегал милю быстрее всех в Канаде, но еще в 20 сломал левую ногу. «В таком возрасте думаешь, что знаешь все, но на самом деле не знаешь ничего. Я сам во всем виноват, потому что принял много неправильных решений», – уверен спортсмен.

Майкл слишком часто тренировался, использовал неверную диету, и в итоге нога практически развалилась на части. Две операции и несколько лет лечения дали результат (Вудс нормально передвигался, не чувствуя боли), но о профессиональных забегах пришлось забыть. Участием в соревнованиях Майкл зарабатывал на жизнь, но теперь остался без любимого дела и средств к существованию.

Элли не дала бойфренду словить депрессию. Девушка поддерживала и мотивировала парня: «Как-то она сказала: «Майк, возможно, ты больше и не будешь бегать, но у тебя все получится». Тогда эти слова показались простой попыткой подбодрить меня, но спустя время я понял, что Элли верила в меня больше, чем я сам», – признается Майкл.

Майкл Вудс

Вудс закончил Мичиганский университет и получил специальность по английскому языку, но не мог найти нормальную работу. Помогли связи из прошлого: Майкла пристроили продавцом в магазин спортивной обуви. Молодой мужчина не жаловался, но ненавидел новое занятие. Всего 10 дней отпуска в году, один выходной в неделю, отсутствие больничных и годовая зарплата в районе 30 тысяч канадских долларов (средняя по стране – около 50 тысяч).

Чтобы не сойти с ума, Вудс брал велосипед отца и катался по живописному пригороду Оттавы. Раньше Майкл равнодушно относился к такому хобби, но после запрета на бег с удовольствием крутил педали. Врачи были только за: велоспорт укрепляет кости ног. Друзья и близкие обрадовались, что парень нашел отдушину, и уговорили поучаствовать в любительском заезде. В Майкле снова проснулся азарт – со спортом еще не все кончено.

Три года Вудс совмещал ненавистную работу и полупрофессиональные заезды. Результаты улучшались, и у Майкла появился личный тренер Пауло Салдана. После одного из заездов коуч подошел к велосипедисту и дал совет: «Бросай работу, у тебя есть шанс стать профи». На тот момент гонщику было 28, но возраст его не смущал. «Главное преимущество моей работы заключалось в том, что с нее не жалко уходить», – не скрывает Майкл. И как только понял, что может чего-то достичь в велоспорте, сразу же уволился.

Велогонщик Майкл Вудс

Уже через год амбициозный канадец подписал первый профессиональный контракт с американской командой Cannondale. Бывший велогонщик и главный менеджер команды Джонатан Вотерс поражается трансформации Вудса: «В девяти из 10 случаев успешный бегун не станет успешным в велоспорте. Все дело в мышечной массе. Легкоатлетам не хватит сил, чтобы на равных соревноваться с лучшими велогонщиками и ехать против ветра».

Но Вудс смог. В 2016-м он съездил на Олимпиаду, а неделю назад целеустремленность и настойчивость Майкла привела к подиуму «Вуэльты». 30-летний канадец финишировал третьим на девятом этапе одной из самых престижных гонок мира, но жаждет большего: «В некоторых заездах мне не хватает совсем чуть-чуть. Показываю хорошее время, но пока ничего не выиграл. Я хочу победить в гонке».

Зато на личном фронте Вудс уже добился, чего хотел: в декабре 2014-го Элли стала его женой. «Это мое главное достижение. Без поддержки и любви Элли у меня ничего бы не получилось. Не знаю, как она терпит меня. Не прошло и дня после свадьбы, как я потерял символ нашего брака – кольцо. Узнав это, Элли просто рассмеялась. Я счастливчик».

Вудс не просто удачливый парень. Он убежден, что судьба – выдуманная бредятина. В детстве Майкл занимался хоккеем – все твердили, что ему суждено растапливать лед в канадской сборной. Тинейджером блистал в беге на средние дистанции – народ предрекал успех на Олимпиаде. Выбравшись из обувного магазина на велотрассы, Майкл убедился: свою судьбу он пишет сам.

Страница 1 из 7

Статьи

Разрушение мифов: Сломанные рамы, узкие покрышки, изменение веса и прочее

Существует ряд суеверий среди велосипедистов, в которые, кажется, верит каждый из них, и которые передавались из поколения в поколение, как священное писание.…

10 самых богатых велосипедных команд

Team Sky – самая богатая велокоманда, ее бюджет в 2016 г. составил 35 млн евро. Sky принадлежит Джону Мердоку, сыну медиамагната Руперта Мердока. Только на…

Тандем - велосипед для двоих

Тандемы являются транспортным средством, которое точно не оставит вас без внимания, ведь велосипеды такой необычной формы редко можно увидеть на городских…

Мастерская

Обслуживание велосипеда: как не нужно делать

Ремонты велосипеда на скорую руку неэффективны и чаще всего являются причинами еще больших проблем, чем были до того. Вот несколько самых больших подвохов…

10 фактов, которых вы не знали о карбоновом волокне

Углеродное волокно появилось в производстве велосипедов около 10 лет назад. С тех пор велоиндустрия продолжает совершенствоваться в производстве более легких,…

Как смазывать велосипедную цепь

Вам нравится скрип? Я имею ввиду нравится ли вам слушать постоянный, однообразный, заунывный, действующий на нервы скрип? Меня, например, такие звуки очень…

Персоны

Новости Road

Тур де Франс 2018: Петер Саган выигрывает тринадцатый этап

Петер Саган (Bora-Hansgrohe) одержал свою третью победу на велогонке Тур де Франс 2018,…

Тур де Франс 2018: 12-й этап - еще одна победа Герайнта Томаса

Британец Герейнт Томас из команды Sky одержал победу на 12-м этапе веломногодневки Тур де…

Тур де Франс 2018: Герайнт Томас выиграл 11-й этап

Британец Герайнт Томас (Sky) первым пересек финиш на одиннадцатом этапе велогонки Тур де…

Тур де Франс 2018: Жулиан Алафилипп одержал победу на десятом этапе

Французский велогонщик Жулиан Алафилипп (Quick-Step Floors) одержал решительную победу на…

Команды BMC Racing и CCC Sprandi объединятся в следующем сезоне

Велосипедные команды BMC Racing и CCC Sprandi в следующем сезоне объединятся и создадут…

Новости MTB

Анонсирована новая горная велогонка The Silk Road Mountain Race

Горная гонка Шелкового пути (The Silk Road Mountain Race) - именно так организаторы…

Курт Зорге - победитель Red Bull Rampage 2017

28-летний канадский велосипедист Курт Зорге (Kurt Sorge) стал победителем знаменитого…

Нино Шуртер выиграл Кубок Мира по кросс-кантри

Швейцарский велогонщик Нино Шуртер стал победителем Кубка Мира по кросс-кантри, выиграв…

Яна Беломоина досрочно выиграла Кубок Мира по кросс-кантри

Украинская велосипедистка Яна Беломоина, выступающая за команду CST Sandd American Eagle,…

Нино Шуртер выиграл третий этап Кубка Мира по кросс-кантри

На минувших выходных в Вальнорде (Андорра) прошел третий этап Кубка мира по маунтинбайку.…

Новости BMX

Константин Андреев готов бороться за олимпийское золото

Российский велогонщик Константин Андреев заявил, что готов бороться за золото Игр-2020,…

Корбен Шарра стал чемпионом мира в гонках BMX

Амеркианец Корбен Шарра завоевал золотую медаль на чемпионате мира по по велоспорту ВМХ,…

Ушел из жизни самый знаменитый BMX чемпион

4 февраля, в возрасте 41 года, ушел из жизни BMX легенда Дэйв Мирра. Он был найден в…

В Русвело хотят собрать команду BMX из лучших гонщиков

Планируется, что лучшие велогонщики сборной России по ВМХ пополнят состав проекта…

Уникальный ВМХ-велотрек построили в Мордовии

20 сентября в Старошайговском районе республики прошли первые официальные соревнования по…

Новости Разное

Отчет WADA: велоспорт сидит на трамадоле

Как показывает новый доклад Всемирного антидопингового агентства (WADA), велоспорт все…

Британский велосипедист установил новый мировой рекорд пересечения Европы на велосипеде

Британский велосипедист ультрамарафонец Шон Конвей установил новый мировой рекорд самого…

Shimano запатентовала защиту для дискового тормоза

Всемирно известный производитель велосипедных комплектующих компания Shimano работает над…

Новозеландский бизнесмен доплачивает сотрудникам за поездки на велосипеде

Если вы хотите зарабатывать деньги катаясь на велосипеде, но вам не светит стать…

Британский велосипедист проехал через 13 стран за 7 дней

22-летний велосипедист из Великобритании Дэвид Хейвуд установил новый мировой рекорд,…