JS SportsOn - шаблон joomla Mp3

Заслуженный тренер СССР Александр Кузнецов

Опубликовано в Разное
Пятница, 06 Февраль 2015 11:11

Родился 10 сентября 1941 года в поселке Дубровка (Брянская область).

Выпускник Государственного института физической культуры им. П.Ф. Лесгафта, кандидат педагогических наук (1981), профессор. Заслуженный тренер СССР и России (велосипедный спорт).

На Олимпийских играх 1980 и 1988 годов Кузнецов был тренером сборной СССР по треку, на Играх-1992 — главным тренером Объединенной команды, а на Олимпиадах 1996, 2000 и 2004 годов — тренером сборной России. Его ученики выиграли 11 олимпийских медалей (6 золотых, 4 серебряных и 1 бронзовую).

Самые известные воспитанники Кузнецова: шестикратная чемпионка мира Галина Царева — супруга тренера; двукратный олимпийский чемпион и шестикратный чемпион мира Вячеслав Екимов, олимпийские чемпионы Александр Краснов, Виктор Манаков, Дмитрий Нелюбин, Владимир Осокин и Михаил Игнатьев, призер трех Олимпиад Алексей Марков.

В 2000-х годах Кузнецов тренировал российскую профессиональную команду «Итера», сотрудничал с командой «Тинькофф. Кредитные Системы».

Награжден орденом Дружбы народов (1980), орденом Трудового Красного Знамени (1989), орденом Почета, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Признан заслуженным работником физической культуры Российской Федерации (1996), награжден почетным знаком «За заслуги в развитии олимпийского движения в России».

Крестный отец российского велоспорта Александр Кузнецов встретил нас как дон Корлеоне. Пожалуй, он даже мог бы конкурировать с Марлоном Брандо. Харизма, прекрасная физическая форма, внутреннее спокойствие. Такого кабинета, как у Кузнецова, мы никогда не видели. Большущий, ухоженный, с бюстом Ленина, резными шахматами и огромным ватманом с результатами. Тренер, у которого нет отпусков, открыто общался на любые темы, называя конкретные цифры и имена. По ходу беседы к нему заходили секретари. «Ты мне утренние протоколы принеси!» — требовал Кузнецов. Он следит за состоянием своих воспитанников в ежедневном режиме. Без выходных. Когда тренер провожал нас, он вышел из-за стола… в обычных тапочках, что выдавало в нем человека очень простого. И тут понимаешь, что велоспорт для него — вся жизнь, а остальное — лишь обрамление.
В Колумбии на нас набросились с мачете

— Вы трудоголик?
— В отпуска не хожу. Никогда.

— Почему?
— Моя деятельность — как мельница. Тут все завязано. Подготовка спортсмена требует постоянной работы. Когда вы прекращаете тренировки, организм сам избавляется от того, что достигнуто. Самым естественным способом. Желательно сохранять постоянную нагрузку на организм, поскольку наше тело ничего не боится. Для организма страшны лишь перепады в нагрузках. Если вы мощно тренировались, а потом выключились — это издевка.

— Как же вы отдыхаете?
— Если тебе твоя работа нравится, это и есть отдых. Для меня лучшее восстановление — получение результата, положительные эмоции. У нас в спортивной жизни нет однообразия. Жизнь — веретено. То одна страна, то другая.

— На Олимпиаду в Рио полетите?
— Возможно. Я вижу шесть достойных спортсменов, которые могут попасть на Игры. Рассчитываю на командную гонку преследования — там четыре человека, и на олимпийский километр — здесь у нас два претендента. Это непосредственно с нашего велотрека «Локосфинкс». Есть еще один парень из Питера, выступающий на шоссе.

— Вы только что прилетели из Венесуэлы.
— Был там на соревнованиях — горная десятидневная гонка.

— Культ Уго Чавеса еще жив?
— Я был там раз пятый. Поражает несуразица в хозяйственной деятельности. Чашка кофе стоит 30 боливаров, а полный бак бензина — два боливара.

— Это сколько?
— На черном рынке один доллар равен 200 боливарам.

— А что насчет Чавеса?
— В стране есть оппозиция. Культа больше нет. Вообще мне показалось, что в Венесуэле регресс. Взять тот же бензин. Постороннему человеку может показаться: ой как здорово, горючка ничего не стоит. Но ведь там из-за этого очереди, поскольку количество топлива лимитировано. В Колумбии, например, топливо многократно дороже. Людям достаточно вывезти три-четыре канистры из Венесуэлы — и они заработают больше своей месячной зарплаты.

— У вас не было соблазна этим заняться?
— Нет, зачем, это ведь не наш профиль (смеется).

— Там еще, наверное, разгул преступности?
— Расскажу про Колумбию. Где-то три года назад мы там были на турнире, пять наших велосипедистов возвращались с велотрека в гостиницу. Вместо широкой дороги решили срезать по тропе, чтобы покороче было. Это оказалось не очень хорошей идеей. Наши ребята едут впятером. Тут один юный колумбиец выскакивает из кустов и бросается на одного из них. Другой хватает велосипед и убегает. Тот, который сбил, достает мачете и начинает им махать.

— Неплохо.
— Велосипед мы так и не нашли. Хотя обратились в полицию, поехали вместе с ними в этот неблагополучный квартал. Когда там оказался полицейский, на весь квартал раздалась сирена, после чего оживленная улица разом опустела. Ни собак, ни людей. Это специфика Латинской Америки. Но это мы коснулись лишь одной стороны этих стран.

— Расскажите о другой.
— Венесуэльцы — веселый, теплый народ! У них всегда улыбка на лице. Идет по городу гонка — трасса десять с половиной километров, — и люди стоят на протяжении всей трассы и радуются.

Тинькову ничего не стоит дать и взять слово

— У вас много прославленных учеников, в том числе Михаил Игнатьев. Почему после победы в Афинах он так и не блеснул на шоссе?
— Игнатьев ушел от нас «недоношенным». Еще не был спортсменом такого уровня, чтобы самостоятельно трудиться. Не знал, как ему дальше развиваться.

— Ушел сам?
— К нам в клуб пришел Олег Тиньков, предложил спонсорство. Мы с ним подписали контракт для подготовки к Олимпиаде в Пекине. Тиньков давал один миллион долларов в год. Я с удовольствием согласился.

— Это хорошие деньги?
— Для целой команды — незаметные. Сейчас команда Тинькова стоит порядка 25 миллионов евро.

— Давайте вернемся к контракту.
— Для Тинькова ничего не стоит дать слово — взять слово. Наше сотрудничество продлилось пять месяцев. Оказалось, что за моей спиной была куплена группа из восьми моих спортсменов. Им пообещали хорошие деньги. Если вы молодому человеку даете отличные деньги и полную свободу, он явно перейдет на вашу сторону. Есть еще один аргумент — медицина. Вы понимаете, о чем я говорю. Это три аргумента, которым трудно противостоять.

— Принципиальных парней не нашлось? Не уйду — и все!
— Восемь ушли — все остальные остались. Но это была наша «голов­ка» — те, кто прошел с нами путь от начала до профессионалов. Тех ребят очень жалко. Тиньков считал, что он все понимает и разбирается. В итоге загубили нашу прекрасную команду: Игнатьев, Ваня Ровный, Саша Серов и остальные… Из шоссейников — Павел Брутт. Когда осуществляется подготовка от новичка до олимпийца, очень важна концентрация на верхнем звене. Спортсмены растут быстрее, если есть вся эта лестница. Когда срезают верхнюю часть лестницы, нужно несколько лет, чтобы все это восстановить.

— Игнатьева вообще сейчас не видно.
— Да. Ну а что сделаешь? В нашем центре дисциплина, порядок, рабочий день. А если ты свободен и при деньгах, трудно сохранить ритм и найти время для тренировок.

— Тиньков писал в «Твиттере», что подход Кузнецова такой: спортсмены — это не люди, а биороботы.
— Это не так, ерунда. У нас люди, а не биороботы. Наш центр работает уже полвека — 47 лет. В нем было очень много ребят, поднявшихся на самые высокие вершины. Мы комплексно работаем со спортсменами, считаем, что они должны хорошо учиться в школе. Целостно развиваться как личности. На сборы с нами всегда ездят учителя. После школы ребята поступают в университет. У них все состыковано — тренировки, учеба, прочее развитие. Если вам нужно в день шесть тренировочных часов и четыре на учебу, на ерунду времени уже не остается. В нашем уникальном центре все в одном месте, люди не теряют времени. А Тиньков человек довольно поверхностный. Он не понял всей системы. Дал ребятам деньги и пустил на самотек. Итоги — плачевные. Серьезного развития ни один спортсмен не получил.

— Были еще спонсоры кроме Тинькова?
— Когда люди говорят о спонсоре, это все очень странно. Никто не будет просто так финансировать велоспорт. Это должен быть знакомый тебе человек. Или нужно привлекать административный ресурс. Возьмем КХЛ. Если бы не Владимир Путин, никакой хоккейной лиги не было бы. «Зенит» не существовал бы без Газпрома.

— А если бы Миллер любил велосипед?
— Дело не в любви. Ему сказали, что любить и финансировать.

— Разве он не по своей воле?
— Нет, вы что. Конечно, как у функ­ционера у него есть свой диапазон интересов. Но если он руководит государственной структурой, это все идет от первых лиц правительства.

Дочь дала миллион на велотрек

— Вы с улыбкой наблюдаете за тем, как строится стадион «Зенита»?
— А как? Например, наш велотрек. Мы не взяли ни рубля бюджетных средств. Все в кредит и на наши день­ги. У дочки я забрал миллион долларов (дочь Александра Кузнецова — известная теннисистка Светлана Кузнецова. — «Спорт День за Днем»).

— Забрали?
— Она сама дала. Потом еще полмиллиона. Это же семья. Отцу нужны деньги — у дочки они есть. Всех нюансов не помню.

— Светлана дала вам миллион, заработанный на турнире или на рекламных контрактах?
— В 2004 году она выиграла US Open. За него получила миллион. Я думал, что мы здесь все быстро по­строим. И говорил Свете, что все отдам. Но до сих пор не рассчитался. Вообще мы находимся на поддержке железной дороги. Родились в обществе «Локомотив» и сохраняем их статус. Но они уже давно нас не финансируют. В советское время были совершенно другие условия. Мы не думали над тем, как зарабатывать.

— Нашли информацию, что убыток вашего велотрека за 2010 год составил 10 миллионов рублей, за 2011-й — 11 миллионов. Что сейчас?
— У нас большие долги. Мы должны банку около пяти миллионов евро. Недавно решали с ними вопросы, когда случился рост евро. Пока будем платить только проценты, потом когда-нибудь рассчитаемся.

— Вам идут навстречу?
— А что делать? Идут. Когда мы построили все это огромное хозяйство на Крестовском острове, понимали, что самим нам его не потянуть. Придется брать кредиты. Помимо трека у нас здесь реабилитационный центр, гостиница. На одном пятаке. В мире таких центров больше нет. Что касается экономики, постепенно рассчитаемся. Бизнеса как такового у нас нет, зарабатываем потихоньку.

— Может, еще попросить денег у Светланы?
— А у нее больше нет.

— Вы не боитесь, что у вас все заберут за долги?
— Нет. Это за долги не взять. Наш долг многократно меньше нашего хозяйства. Я не претендую на роль бедного родственника. К тому же на всем протяжении моей деятельности нас всегда очень хорошо поддерживал город. Ничего этого бы не было, если бы Анатолий Собчак не дал землю.

— Еще Собчак?
— Да, именно он дал землю. Потом Владимир Яковлев поддерживал нас политически. Смотрите, нам нужно было строить велотрек. Возник инвестиционный договор, согласно которому его должны были строить железная дорога и «Лентрансгаз». И десять процентов с нас — мы выступали как интеллектуальная сторона. Что строить, как строить. Потом поменялась ситуация — и политическая, и экономическая. Железной дороге и «Лентрансгазу» стало не до нас. И мы стали царапаться сами — так все сложилось. Из-за этого строительство трека шло девять-десять лет.

— Это много или мало?
— Много.

— Понятно.
— Теперь расскажу о том, как у нас пытались отобрать землю. Когда ее давал Собчак, она была никому не нужна. Тогда люди занимались нефтью, газом, но никак не землей. Да и мы не знали, что она окажется такой ценной. И вот ее попытались у нас забрать. Мы разрешили теннисному клубу «Изабель» поставить у нас надувные корты. Светланке тогда это было полезно.

— Что было дальше?
— Теннисистам все понравилось, и они захотели забрать половину земли. Но в таком случае мы бы потеряли территорию под комплекс. Ведь один трек не смог бы существовать экономически — это было бы мертворожденное дитя. Тогда Яковлев четко заявил: «Кто здесь начал, за тем и право». И нам оставили землю.

— Дальше была Валентина Матвиенко.
— Сначала она осталась недовольной: «Долго строитесь». Тогда вопрос решил мой сын, я был в отъезде. Он сказал, что мы можем сделать все гораздо быстрее, но нужно помочь взять кредит. И действительно — нам помогли. Один питерский банк дал нам 200 миллионов рублей, и мы продолжили строительство. Когда пришло время возвращать деньги, подключился еще один банк. Он дал нам 7,3 миллиона евро. Сюда даже приезжала московская хозяйка банка, все посмотрела, благословила. Погасили кредит в банке и достроили объект. Это все хорошее отношение. Если бы не оно, ничего бы не получилось. Но и Собчак, и Яковлев, и Матвиенко помогли. Нас поддерживали по всем вопросам.

— Почему вы не назвали трек своим именем?
— Зачем? Это ни к чему. У нас название «Локосфинкс». Первая часть — железная дорога, вторая — нечто загадочное, сказочное.

— Слышали, что у вас еще пытались забрать базу?
— Да, наша база уже 40 лет находится на Крестовском острове. Когда строили коттеджи для судей Конституционного суда, у нас ее хотели забрать, потому что было немного тесновато. Но учли наш спортивный статус и прочее и базу оставили. Большое спасибо Якунину (главе РЖД. — «Спорт День за Днем») — он помог. Правда, сейчас получили письмо от Октябрьской железной дороги, что нас хотят отсюда выселить. Но они уже 20 лет не вкладывали туда ни копейки. Мы написали письмо Владимиру Ивановичу Якунину. Думаю, поборемся!

Есть доктор в команде — будут больные

— Давайте сменим тему. В легкой атлетике сейчас сплошные допинговые скандалы. По велоспорту нового удара не будет?
— Я не думаю, что велоспорт так уж сильно зависим от допинга. У меня, кстати, много претензий к контролирующим органам.

— Каких?
— Вот смотрите, мы декларируем полный отказ от запрещенных веществ. И за полвека у нас не было практически никаких рецидивов. Но внезапно случился скандал с Кириллом Свешниковым. На мой взгляд, явно преднамеренный. Наш парень выиграл Кубок мира. Его сразу на допинг-контроль. Тест показал, что он чист. Свешников возвращается из-за океана. Через четыре дня к нему приезжают представители РУСАДА и берут еще одну пробу. Потом ее отправляют в Цюрих. Проходит время. Свешников находится на чемпионате мира. До старта остается четыре или пять дней. И тут ему приходит бумага из РУСАДА: «У вас положительная проба. Быстро снимайтесь». Свешникова снимают с чемпионата мира.

— Вот так поворот.
— А что оказалось? Когда всей ­командой летели домой, заказали в аэропорту Мехико стейк, в котором обнаружили кленбутерол. Это препарат, который в Китае и странах Латинской Америки колют животным, чтобы у них быстрее нарастало мясо. Справедливости ради отмечу, UCI предупреждал об этом. Но доза этого кленбутерола оказалась настолько мизерной, что было странно предполагать наличие допинга! Можно, конечно, надеяться, что поймали какой-то след. Но ведь перед этим Свешников сдал абсолютно чистую пробу! В его случае РУСАДА нарушила все что можно. Она сначала обязана выслушать гонщика, а уже потом предъявить ему обвинения. Здесь же Свешников все узнал последним. Его просто взяли и перепачкали. И никто даже не извинился.

— Но парня все же отстояли.
— Было проведено следствие. Мы пригласили адвоката, собрали все документы. На это ушло несколько месяцев, и все это время Свешников не имел права соревноваться. А ведь он очень нужен под Рио-де-Жанейро. Парень талантливый. В результате его полностью оправдали. Но кто это знает?!

— Как Свешников реагировал?
— Сначала очень болезненно. Представьте, что вас отовсюду отстранили. Вы без вины виноваты. А где презумпция невиновности? С допингом-контролем сейчас вообще ненормальная ситуация.

— Почему?
— Есть такое правило: ваша допинг-проба хранится, а через несколько лет вас могут наказать на ее основании. Но это же бред! Ни зритель не может верить, ни сам спортсмен. Он все время находится под давлением. И получается какая-то мутная обстановка. Для чего это делается? Чтобы всех напугать и чтобы никто ничего не потреблял. Но, как видите, это не сильно помогает.

— К вам часто приходили доктора?
— У нас долгое время на постоянном контроле находились даже 14— и 15-летние ребята. К ним в любой момент могли прийти из РУСАДА. И мы совершенно не возражали. Готовы доказывать, что можно побеждать и без допинга. Сейчас ведь у многих спортсменов бытует мнение, что все «колются». А когда они проигрывают, то легко появляется мысль: если соперник сильнее меня, значит, он накололся. Про нас, кстати, тоже много все говорили: «У них в Питере Военно-медицинская академия...»

— К вам не обращались «чудо-доктора» с чемоданчиками?
— Нет, нам это не нужно! Я даже часто шутил: «Есть доктор в команде, будут больные. Нет его — их не будет». Но это больше относится к различным простудным заболеваниям. В велосипедной команде доктор, конечно, нужен. Следить за здоровьем необходимо, но только не подстегивать его.

Американский подход

— В велоспорте самый громкий допинговый скандал случился с американцем Лэнсом Армстронгом. Вячеслав Екимов проехал с ним несколько победных туров. У вас есть объяснение, почему ваш ученик чуть ли не единственный из US Postal, кто не попался на допинге?
— Славик — редкий человек. В моей практике больше не было таких. Он начал заниматься у нас практически от горшка. За первые шесть лет занятий у него не было ни одного пропущенного дня тренировок. Ни по болезни, ни по каким-то другим причинам. Первый день пропустил, когда летел за океан на юниорский чемпионат мира. В этом весь Екимов. Он был очень пунктуальный. И никогда не был замешан ни в каких скандалах. Ни с тренером, ни с персоналом.

Обратите внимание, как Екимов себя вел, когда на Армстронга начались все эти наезды. Четко объяснил: «Лэнс всегда жил один, за закрытую дверь я не заглядывал, поэтому отвечать за него не могу». Но за себя Екимов отвечал всегда. Он не был связан со знаменитыми «докторами», никому никогда не платил за запрещенные вещества.

— Говорили даже, что Армстронг чуть ли не угрожал членам своей команды: колитесь или уходите. На Екимова можно так воздействовать?
— Екимов был одним из ближайших ребят, с которыми Армстронг хотел тренироваться. Мы со Славой, кстати, давно его знаем. Была такая многодневная гонка «Тур Трамп». Это один из таких... удачливых людей Америки. И вот представьте. Идет эта гонка. Жесткая борьба между Екимовым и Армстронгом. Славка лидирует. Лэнс подъезжает к нему и просит: «Дай мне выиграть этап, и я не буду тебя атаковать». — «Хорошо».

— Чем все закончилось?
— Лэнс выигрывает этап. Екимов — второй. На следующий день Славка подъезжает к Лэнсу: «Мы с тобой договорились?» — «Слава, это касалось вчерашнего этапа». Вот такой американский подход! (Смеется).

Но Екимов все равно всегда уважал Армстронга. В чем его величие? Лэнс мог работать так, как мало кто. Например, намечена большая тренировка в горах. На шесть-семь часов. Утром идет дождь со снегом. Персонал спрашивает Армстронга: «Может, перенесем тренировку?» — «Нет, работаем, как и запланировали». Настолько он был целеустремленный. Конечно, с ним неправильно обошлись. Просто взяли и распяли за допинг. Наверное, Армстронг обидел ряд людей, которые потом с ним рассчитались.

Где живет английская королева?

— Давайте теперь о ваших детях. Светлана рассказывала, что поначалу теннис ей категорически не нравился. Она хотела играть с мальчишками в футбол или баскетбол, а не заниматься с ракеткой. Как вы ее мотивировали? Силой водили на корт или, может, обещали взамен какие-то подарки?
— Никакого насилия не было! Например, моему старшему сыну Николаю очень нравился хоккей. Он даже без нашего ведома записался к Евгению Тоболкину в СКА. Но я поставил условие: «До тех пор, пока не научишься плавать, никакого хоккея!»

— Почему?
— Я считаю, что если у вас появился ребенок, то он должен освоить три вещи. Первое — научиться ходить. Затем плавать. И третье — сесть на велосипед и научиться на нем кататься. Плавание дает полноценное развитие организма. И самое главное — это безопасность вашего ребенка. Наш клуб находился на берегу реки. Там был бон, место, куда могут причалить лодки. И вот стоит там Николай. В пальтишке. Смотрю на него и думаю: «Бог ты мой! Сейчас случайно поскользнется, упадет — и нет ребенка».

— Зачем учиться кататься на велосипеде?
— Это самый адаптивный вид спорта по подготовке человека к жизни. Велосипедист — это потенциальный водитель высшего класса. Он уже хорошо ориентируется на дороге. Знает, что такое сцепление с асфальтом. Он велосипедист. И когда сядет за руль, уже будет знать, что такое скользкая дорога. Его уже врасплох не застанешь. Это пожизненное.

— Николай научился плавать?
— Да. И сразу напомнил, что ему был обещан хоккей. У него, кстати, хорошо получалось.

— Кем он был?
— Вратарем. Конкурировал с нынешним телекомментатором Никитой Гулиным. И в какой-то момент Тоболкин отдавал предпочтение Николаю.

— Почему тогда он не стал хоккеистом?
— Расскажу вам одну историю. Мы находились на сборе в Душанбе. Я звоню домой: «Где Коля?» А моя мама отвечает: «Он пошел к гостинице ’’Прибалтийская’’». — «Что он там делает?» — «Приезжает английская королева». — «Какая королева? В гостиницах они не живут. Вернется — пусть позвонит». Через какое-то время звонит Николай. Спрашиваю его: «Ты где был?» — «Папа, понимаешь, мы там фантиками менялись». Что поделаешь, хоккеисты — особая среда. Потом летом их распускают на каникулы. Куда девать Николая? Взяли в спортивный лагерь в Парголово. На велосипед он сразу сел как влитой. А потом мы узнали про трагедию Евгения Белошейкина и испугались за сына.

— Но ведь разные люди — разные судьбы.
— Понимаете, мы с женой Галиной все время в разъездах. Как он будет расти без нас? Извинились перед Тоболкиным и забрали Николая в велоспорт.

На Свете не думали заработать

— Светлана тоже шла по такому же пути: ходить, плавать, велосипед?
— Плавать она сразу научилась. На велосипеде тоже хорошо ездила. Она ведь жила в нашем клубе на Крестовском острове. Огурец в банке с рассолом не может не засолиться. Но я сразу сказал: «Я тренировал жену, сына. Дочку — не буду. Давай отдадим ее в теннис».

— Надеялись заработать?
— Нет, конечно. Даже не думали об этом. Света же была еще ребенком, которому надо было развиваться. Поначалу у нее не было большого интереса к теннису. Но наша мама... Галина не может что-то делать просто так. Она водила Светлану к одному тренеру, второму, третьему... Все становление дочери-теннисистки было на маме.

— Отец Марии Шараповой, когда привез свою дочь в школу Ника Боллетьери, вышел из такси и закричал: «Где здесь Боллетьери? Я привез ему будущую звезду!» Как вы прорекламировали дочь в испанской Академии Эмилио Санчеса?
— Никакой рекламы не было. Наша велосипедная база размещается в Тортосе, это около 200 километров от Барселоны. В то время Марат Сафин базировался в Валенсии. От Тортоса примерно одинаково, что дотуда, что до Барселоны. Решили, что второй вариант будет удобнее. Мы же из Петербурга летаем в Тортос через Барселону. Дальше через друзей нашли там академию Санчеса. До 16 лет Света ни одного дня не была без мамы. Я помню, как приехал в академию. Стоит Светлана. Волосы распущенные. Вся такая серьезная. И говорит мне: «Папа, когда мне исполнится 18, я сама себе буду подписывать контракт» (Смеется). Света — человек, стремящийся к полной независимости.

— Вы с ней каждый день созваниваетесь?
— Нет, зачем?! Чаще всего с ней общается мама.

— Какая победа Светланы для вас дороже: на US Open или на «Ролан Гаррос»?
— Наверное, все-таки вторая. Как-то Америка подальше. «Ролан Гаррос» кажется более сочным турниром. И у Светланы испанская школа. Она больше тяготеет к игре на земле. Света быстро показала хорошие результаты, но у нее нет такого фанатизма: мол, теннис — и все. Она на вещи смотрит более широко. Я вот, например, считаю, что Москва очень мешает.

— Почему?
— Это суета. Неизбежные тусовки. Да и потом, там очень сложно тренироваться. Как приехать на корт? Как оттуда уехать? Я думаю, что пребывание в Москве прилично притормозило Свету.

— Есть у нее еще возможность для рывка?
— Все зависит от Светланы. Но ей надо сконцентрироваться на какой-то цели. Например, поехать на Олимпиаду и что-то там сделать.

— А смотришь на Шарапову и кажется, что она везде успевает. И в теннис играет, и конфеты рекламирует.
— У Шараповой немного другая судьба. В ней раньше увидели большое будущее и стали вкладывать деньги. Шарапова была повязана различными контрактами. Ей давали зарабатывать, но на ней зарабатывали гораздо больше. Это было всегда. А Светлану никто и никогда не вел. У нее никогда не было спонсоров. Только если сама где-то договорится о каких-то ракетках. Но вы учтите, что Америка — это не Россия. Шарапову взяли, чтобы на ней заработать деньги. Мария более целеустремленная. Она молодец. Правильно сориентировалась в жизни. Ее как-то спросили: «Скажите, какой из ваших бизнес-проектов основной?» Мария ответила: «Теннис». Это правильно. Отойди в сторону от тенниса — и ты уже стоишь копейки.

— Вы видите Светлану после окончания карьеры в кресле директора вашего центра?
— Светланка уже очень самостоятельна. Поэтому надо смотреть, что ей больше по душе и в чем ей помочь. Подстраховать. И не более того.

Источник

Прочитано 3532 раз
Другие материалы в этой категории: « 11 вопросов с Николаем Рогаткиным Как размер колеса влияет на производительность »

Статьи

Велотриал

Бытует мнение, что если в Формуле-1 результат выступления зависит на 80% от качества машины и лишь на 20% от мастерства пилота, то в велотриале, напротив,…

Солнечные очки для велосипедистов

Очки для велоспорта отличаются от обычных очков тем, что у них закругленная форма, благодаря которой они плотно сидят на лице. Оправа обычно тоньше, вес легче…

Инес Брунн: акробатика на фиксе

То, что вытворяет эта девушка на своем фиксе вряд ли способен повторить хоть кто то. Ее способность "чувствовать" свой байк поражает всех. Ее приглашали на…

Мастерская

10 фактов, которых вы не знали о карбоновом волокне

Углеродное волокно появилось в производстве велосипедов около 10 лет назад. С тех пор велоиндустрия продолжает совершенствоваться в производстве более легких,…

Спицовка колеса

Независимо от уровня и стажа катания, рано или поздно обязательно встает проблема переспицевать колесо. Сбор колес не является невозможным занятием, нужно лишь…

Как снизить вес велосипеда, не ударив по кошельку

Всем нравятся легкие велосипеды, но никто не хочет тратить деньги без необходимости. При правильном подходе можно сэкономить пару сотен баксов или даже больше.…

Персоны

Новости Road

Команда Quick-Step Floors нашла нового титульного спонсора

Генеральный менеджер команды Quick-Step Floors Патрик Лефевр объявил о подписании…

Марк Кавендиш остается в Dimension Data

Несмотря на то, что последние месяцы слухи о переходе Марка Кавендиша в другую команду…

Фернандо Гавирия уходит из Quick-Step Floors на год раньше

Колумбийский спринтер Фернандо Гавирия, как сообщается, покидает бельгийскую команду…

Эган Берналь подписал контракт со Sky до конца 2023 года

Колумбийский велогонщик Эган Берналь подписал новый пятилетний контракт с британской…

Томас де Гендт и Тим Велленс: дорога домой длинною в 1000 километров

Бельгийские велогонщики Томас Де Гендт и Тим Велленс отправятся в 1000-километровое…

Новости MTB

Нино Шуртер в седьмой раз стал Чемпионом Мира в кросс-кантри

В Швейцарии завершился последний этап Чемпионата Мира по маунтинбайку. В последний день…

Чемпионат Европы 2018: итоги соревнований в маунтинбайке

В рамках Чемпионата Европы 2018 в шотландском Глазго прошли соревнования по маутнинбайку…

Анонсирована новая горная велогонка The Silk Road Mountain Race

Горная гонка Шелкового пути (The Silk Road Mountain Race) - именно так организаторы…

Курт Зорге - победитель Red Bull Rampage 2017

28-летний канадский велосипедист Курт Зорге (Kurt Sorge) стал победителем знаменитого…

Нино Шуртер выиграл Кубок Мира по кросс-кантри

Швейцарский велогонщик Нино Шуртер стал победителем Кубка Мира по кросс-кантри, выиграв…

Новости BMX

Константин Андреев готов бороться за олимпийское золото

Российский велогонщик Константин Андреев заявил, что готов бороться за золото Игр-2020,…

Корбен Шарра стал чемпионом мира в гонках BMX

Амеркианец Корбен Шарра завоевал золотую медаль на чемпионате мира по по велоспорту ВМХ,…

Ушел из жизни самый знаменитый BMX чемпион

4 февраля, в возрасте 41 года, ушел из жизни BMX легенда Дэйв Мирра. Он был найден в…

В Русвело хотят собрать команду BMX из лучших гонщиков

Планируется, что лучшие велогонщики сборной России по ВМХ пополнят состав проекта…

Уникальный ВМХ-велотрек построили в Мордовии

20 сентября в Старошайговском районе республики прошли первые официальные соревнования по…

Новости Разное

Американка установила новый рекорд скорости на велосипеде - 296 км/ч

Американка Денис Мюллер-Коренек установила мировой рекорд скорости на велосипеде,…

Отчет WADA: велоспорт сидит на трамадоле

Как показывает новый доклад Всемирного антидопингового агентства (WADA), велоспорт все…

Британский велосипедист установил новый мировой рекорд пересечения Европы на велосипеде

Британский велосипедист ультрамарафонец Шон Конвей установил новый мировой рекорд самого…

Shimano запатентовала защиту для дискового тормоза

Всемирно известный производитель велосипедных комплектующих компания Shimano работает над…

Новозеландский бизнесмен доплачивает сотрудникам за поездки на велосипеде

Если вы хотите зарабатывать деньги катаясь на велосипеде, но вам не светит стать…