JS SportsOn - шаблон joomla Mp3

Глеб Травин

Опубликовано в Персоны
Понедельник, 02 Февраль 2015 11:23

85 тысяч километров на велосипеде вдоль границ Советского Союза. 40 из них — по побережью Северного Ледовитого океана, от полуострова Ямал до мыса Дежнева — безумие, на которое не отважился ни один человек за всю историю. О Глебе Травине известно немного. Есть книга, которая описывает его путешествие, есть обстоятельный очерк, несколько заметок и статьей разной степени давности. Но в его случае этого явно недостаточно.

Сын дворника из Пскова, молодой командир Красной армии, только что уволенный в запас, электрик, претворявший в жизнь план ГОЭЛРО на Камчатке, романтик, мечтавший вместе с друзьями об использовании энергии камчатских вулканических сопок. 26-летний Глеб Травин и на Камчатку попал весьма авантюрным способом — после армии воспользовался правом бесплатного проезда на родину, но в качестве родного города назвал Петропавловск-на-Камчатке. В представлении жителя Пскова — край света, самый дальний город страны.

Травин мечтал о кругосветном путешествии. Понял, что выехать из страны не разрешат, изменил планы и задумал объехать вдоль границ молодого Советского Союза — для тренировки. Объявив свой поход пропагандой физкультуры, под шумок первой пятилетки Травин выпросил у исполкома Петропавловска-на-Камчатке отличный американский велосипед, который специально для него был доставлен на пароме — дорожный Princeton, модель 404 в одной из двух стандартных расцветок — красный с белыми эмалевыми стрелами на раме. И раз уж речь зашла о велосипедной экзотике, тренировался Травин на армейском складном Leitner, который то ли он сам, то ли его биограф Александр Харитановский ошибочно называли иностранным, а ведь собирался он в Риге, на фабрике российского инженера, предпринимателя и пионера отечественного велостроения Александра Лейтнера, чья история заслуживает отдельного рассказа.

С паромом прибыло кое-что из оборудования, в том числе японский Kodak — с его помощью было сделано немало уникальных кадров, из которых уцелели очень немногие. На этом сборы Травина завершились. Теплых вещей не брал, так как был человеком чрезвычайно закаленным, обладавшим большим походным опытом и редким здоровьем. Шорты, майка, трико и легкая куртка. Вместо шапки — длинные волосы, которые он специально отрастил перед поездкой. Из запасов еды — только галеты и шоколад. Немного денег. Для Травина было важно отправиться налегке, не обременять себя бытовыми удобствами.

Глеб Травин

Путь Глеба Травина лежал вдоль Северного Ледовитого океана, начиная от Кольского полуострова и вплоть до мыса Дежнева на Чукотке. Травин передвигался на велосипеде и охотничьих лыжах через Мурманск, Архангельск, острова Диксон и Вайгач, селения Уэлен, Русское Устье, Хатангу и многие-многие другие населенные пункты к финальной цели всего своего умопомрачительного похода – обратно на Камчатку. Якуты, ненцы, чукчи и другие северные народы, никогда не видевшие велосипедов, называли верное транспортное средство Глеба Леонтьевича «Железным Оленем». Никто из жителей городов, деревень, охотничьих и рыбацких поселков не верил, что Травин доберется до цели живым. Их скептицизм легко можно понять – часто до ближайшего селения были долгие месяцы пути. Но Глеб Леонтьевич упрямо двигался вперед, проваливаясь в арктические полыньи, отстреливаясь от хищников, ловя руками песцов, ампутируя себе отмороженные пальцы ног, но назло всему враждебному миру и здравому смыслу, не терял веры в свои силы. Это была поистине нечеловеческая воля.

Травин месяцами питался сырой рыбой, ловя ее на загнутые велосипедные спицы вместо крючков. Он закутывался в шкуры добытых зверей, чинил ими свою одежду, дважды в день мылся снегом при -30 С, строил ночлеги, вырезая кирпичи из снега. И ехал, ехал, ехал по восемь часов каждый день. Свой велосипед он считал верным телохранителем: яркая окраска, блестящие спицы и свет масляного фонаря отпугивали диких зверей. Треснувший как-то руль был заменен стволом старой норвежской винтовки, которую путешественнику подарил якутский шаман.

В сентябре 1928 года велосипедист выехал из Владивостока, добрался до Хабаровска и повернул на запад — вдоль Транссибирской магистрали к Байкалу. От Новосибирска — на юг, в пустыни и горы — Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан. Жесткий режим — не менее восьми-десяти часов в седле, еда и вода два раза в день — в шесть часов утра и в шесть часов вечера. Ел то, что мог добыть на местности охотой и рыбалкой, спал ровно там, где застанет ночь, на голой земле, подложив под голову свернутую куртку.

Достиг Каспия, пересек его на пароме, перевалил через Кавказ, добрался до европейской части страны — этот огромный отрезок Травин вспоминает как приятную прогулку. Ни безводная пустыня, ни горное ущелье, кишащее змеями, ни нашествие полчищ саранчи не шли ни в какое сравнение с тем, что ждало его на Севере. В ноябре 1929 года путешественник добрался до Мурманска. Оттуда начался отрезок пути в 40 тысяч километров, которые он проедет вдоль побережья Северного Ледовитого океана, большую часть пути — прямо по его гладкой замерзшей поверхности. Проснувшись после ночлега в районе острова Долгий, Травин обнаружил, что его сапоги и нового меховой комбинезон, которым он разжился в одном из северных селений, вмерзли в лед — спал он, как обычно, зарывшись в сугроб, ночью из трещины выступила морская вода, пропитала шерсть и застыла.

При помощи ножа Травину с трудом удалось выбраться, но вещи были безнадежно испорчены — комбинезон превратился в лохмотья, насквозь прорвалась подошва сапог, которые и без того уже приходили в негодность. Почти сутки велосипедист без остановки мчался в поисках жилья. Когда, наконец, Травин ввалился в ненецкий чум, ноги были сильно обморожены. Опасаясь гангрены, он решил, что потемневшие и распухшие большие пальцы лучше ампутировать, и тут же отрезал их ножом. Глядя на это, ненцы решили, что перед ними не человек, а дух. Так по окрестностям распространилась весть — едет по тундре сам черт на железном олене. Сам питается древесным углем, а оленю и вовсе не нужна пища.

Маршрут Травина

Подъезжая к полуострову Таймыр, Травин провалился под лед. Первым делом он вытащил велосипед, затем выбрался сам, насквозь мокрый. Снял мокрую одежду, растерся снегом и голый зарылся в сугроб — единственное укрытие на многие километры вокруг. Сколько сидел там, дожидаясь, когда на морозе обсохнет его одежда, неизвестно. Затем Травин надел еще мокрые вещи и в течение нескольких часов бегал по окрестностям, высушивая их собственным теплом. Неподалеку он нашел груду оленьих туш, сваленных местными охотниками, забрался в нее и безмятежно спал, радуясь, что наконец выдался случай отдохнуть в тепле и комфорте.

А вот отрывок из дневника путешественника, чудом сохранившийся в очерке Итина: «Я убил старую белую медведицу. Длина снятой шкуры шесть шагов. Двух маленьких медвежат удалось взять живьем. В течение пяти дней медвежата были моими спутниками. Один из них, побольше, раньше примирился с обстановкой и начал брать мясо из рук и сосать палец. Но так как заниматься с обоими было довольно трудно, то, когда вышло все мясо, пришлось старшего убить, а младшего я притащил с собой на факторию мыса Певэк. Мне хотелось отправить медвежонка на материк, но шаманы сказали, что за медвежонком уйдут все медведи и промысла не будет. Поэтому зав. факторией Семенов, который сначала обрадовался медвежонку, не захотел с ним возиться. Я же имел предположение двинуться на о. Врангеля и не мог взять медвежонка с собой».

Есть еще история с белым медведем: как-то метель свалила Травина с ног, завалила снегом, на какое-то время он потерял сознание, и привиделось ему, что лежит он на берегу реки и греется на солнце. Придя в себя, Травин обнаружил, что это медведь разрыл снег и жадно обнюхивает его лицо.

Глеб Травин

В июле 1931 года Травин добрался до мыса Дежнева — крайней точки северо-восточной части России. Там он соорудил скромный памятный знак в честь окончания полярного перехода и сразу же принялся отправлять телеграммы — вновь просил разрешения выехать за границу, чтобы не медля продолжить путешествие — проехать по западному побережью обеих Америк, достичь Огненной Земли, переправиться в Африку, пересечь Сахару и Аравию, оттуда — в Индию и Китай, чтобы через Тибет и Монголию вернуться в Россию. Ответная телеграмма в выезде отказывала и предлагала с ближайшим судном вернуться в исходную точку своего путешествия. В августе на китобойном пароходе Травин вернулся на Камчатку.

Что было дальше? Травину вручили вымпел с памятной надписью: «Камчатский облсовет физкультуры активному ударнику физкультурного движения Камчатки». И значок ГТО. Травин вернулся к обычной жизни, состриг волосы, работал монтером на электростанции, инструктором, преподавал военное дело. Харитановский вспоминает, что когда он впервые попал домой к уже немолодому путешественнику, тому пришлось потрудиться, отыскивая по всему дому артефакты своего путешествия. «Видимо, о реликвиях в доме вспоминали не часто», — заключил Харитановский. Говорят, что умер Травин всеми забытый в 1979 году. А допотопный «Принстон» прошел 85 тысяч километров, преодолел пустыни, горы, Арктику — и ничего. А с ним и Глеб Травин — великий путешественник, про которого когда-нибудь обязательно должны снять фильм. Сегодня на планете имя Травина носят свыше 200 велоклубов. На мысе Дежнева путешественнику установлен памятный знак. А велосипед Глеба Леонтьевича сейчас хранится в музее-заповеднике города Пскова.

Из воспоминаний Глеба Травина

Канатоходец работает под куполом цирка со страховкой. Он может каждый вечер повторять свой опасный номер и рассчитывать остаться в живых, если сорвется. У меня же никакой страховки не было. И многое из того, что случилось в пути, я не сумел бы повторить еще раз. Есть веши, о которых не хочется вспоминать. Да и любой на моем месте, наверное, воспротивился бы, например, пересказу, как он вмерз, словно лягушка, в лед недалеко от Новой Земли.

Это случилось ранней весной 1930 года. Я возвращался по льду вдоль западного побережья Новой Земли на юг, к острову Вайгач. Весь день дул ураганный восточный ветер. Его шквальные порывы сбрасывали меня с велосипеда и волокли по льду на запад. Выручал нож. Я вонзал его в лед и держался за рукоятку, пока ветер немного не утихал. Устроился на ночлег далеко от берега, в открытом море. Как всегда, вырубил топориком несколько кирпичей из утрамбованного ветром и скованного морозом снега, сделал из них заветрие-хоронушку. У изголовья поставил велосипед передним колесом на юг, чтобы утром не терять время на ориентировку, загреб на себя побольше пухлого снежка с боков вместо одеяла и заснул.Спал я на спине, скрестив руки на груди, — так было теплее. Проснувшись, не мог ни разжать рук, ни повернуться… Ночью рядом с моим ночлегом образовалась трещина. Выступила вода, и снег, который укрывал меня, превратился в лед. Словом, я оказался в ледяной ловушке, точнее — в ледяном скафандре. На поясе у меня был нож. С большим трудом высвободил одну руку, извлек нож и стал обивать лед вокруг себя. Это была утомительная работа. Лед откалывался мелкими кусочками. Я порядком устал, прежде чем высвободил себя с боков. Но со спины обить себя было нельзя. Рванулся всем телом вперед — и почувствовал, что приобрел ледяной горб. И ботинки тоже нельзя было высвободить полностью. Сверху я их очистил ото льда, а когда выдернул ноги, обе подошвы остались во льду. Волосы смерзлись и торчали колом на голове, а ноги были почти оголены. Смерзшаяся одежда мешала сесть на велосипед. Пришлось брести с ним по снежному насту.

Глеб Травин

Мне повезло: попался олений след. Кто-то недавно проехал на нартах. След был свежий, еще не запорошенный снегом. Долго шел я этим следом. В конце концов он привел к жилью. Я поднялся на островок и увидел дымок на бугре. От радости вдруг отнялись ноги. Я пополз на одних руках к ненецкому чуму. Ненцы, заметив меня, пустились бежать. Вид-то у меня был как у пришельца с другой планеты: на спине ледяной горб, длинные полосы без шапки да еще велосипед, который они наверняка видели впервые. С трудом я поднялся на ноги. От перепуганных ненцев отделился старик, но остановился в стороне. Я сделал шаг к нему, а он — от меня. Стал объяснять ему, что обморозил ноги — мне показалось, что старик понимает по-русски, — но он по-прежнему пятился. Обессиленный, я упал. Старик наконец приблизился, помог подняться и пригласил в чум. С его помощью я снял с себя одежду, вернее, не снял, а разрезал по кускам. Шерсть на свитере смерзлась, тело под ним было белое, обмороженное. Я выскочил из чума и стал растирать себя снегом. Тем временем в чуме приготовили обед. Старик позвал меня. Я выпил кружку горячего чаю, съел кусок оленины — и вдруг почувствовал сильную боль в ногах. К вечеру большие пальцы вздулись, вместо них — синие шары. Боль не утихала. Я опасался гангрены и решил сделать операцию. В чуме некуда было спрятаться от настороженных глаз. Пришлось ампутировать обмороженные пальцы на виду у всех. Я обрезал ножом распухшую массу, снял ее, как чулок, вместе с ногтем. Рану смочил глицерином (я заливал его в камеры велосипеда, чтобы они лучше удерживали воздух на морозе). Попросил бинт у старика — и вдруг женщины с криком «Кели! Кели!» бросились из чума. Я перевязал рану носовым платком, разорвав его пополам, и принялся за второй палец.Потом, когда операция закончилась и женщины вернулись в чум, я поинтересовался, что такое «Кели». Старик объяснил, что это черт-людоед. «Ты, — говорит, — режешь сам себя и не плачешь. А это только черт так может!»

Меня уже принимали за черта в Средней Азии. В Душанбе в мае 1929 года я зашел в редакцию местной газеты с просьбой перевести на таджикский язык надпись на нарукавной повязке: «Путешественник на велосипеде Глеб Травин». Редактор смутился, не зная, как перевести слово «велосипед». Велосипедов тогда почти не было в тех краях, и это слово мало кто понимал. В конце концов велосипед перевели как шайтан-арба — «чертова телега».

В Самарканде напечатали другую нарукавную повязку — на узбекском языке. А перевод шайтан-арба так и оставили. Не нашлось более подходящего слова для велосипеда и на туркменском языке. Из Ашхабада в пески Каракумов я также отправился на «чертовой телеге». В связях с нечистой силой меня подозревали и в Карелии. Там сплошные озера, а я проехал их напрямик по первому ноябрьскому льду. До этого у меня уже был опыт такого передвижения. На Байкале смотритель маяка подсказал, что зимой в Сибири удобнее всего ездить по льду. По его совету я пересек на велосипеде замерзший Байкал, а затем пробирался сквозь тайгу по скованным морозами руслам рек. Так что замерзшие озера в Карелии не были преградой. Скорее преградой был слух, будто едет по озерам на диковинном звере диковинный человек с железным обручем на голове. За обруч принимали лакированный ремешок, которым я повязывал длинные волосы, чтобы они не спадали на глаза. Я дал обет самому себе не стричь волосы, пока не закончу свое путешествие.

Слух о диковинном человеке на велосипеде дошел в Мурманск раньше меня. Когда я въехал на окраину города, меня остановил какой-то человек в валенках. Он оказался врачом по фамилии Андрусенко. Старожил Севера, он ни в каких чертей не верил, но то, что слышал обо мне, считал сверхъестественным. Врач потрогал мою меховую куртку, ботинки, а потом попросил разрешения обследовать меня. Я согласился. Он пощупал пульс, послушал легкие, постучал по спине и по груди и удовлетворенно сказал: — У тебя, брат, здоровья хватит на два века! Сохранилась фотография этой встречи. Я порой с улыбкой разглядываю ее: врач-атеист — и тот не сразу поверил, что я просто хорошо тренированный человек, увлеченный необыкновенной мечтой! Да, прав Альберт Эйнштейн: «Предрассудок труднее расщепить, чем атом!»

Три моих любимых героя — Фауст, Одиссей, Дон-Кихот. Фауст пленил меня своей ненасытной жаждой познания. Одиссей прекрасно выдерживает удары судьбы. У Дон-Кихота была возвышенная идея бескорыстного служения красоте и справедливости. Все трое воплощают в себе вызов общепринятым нормам и представлениям. Все трое давали мне силы в трудные минуты, потому что, отправившись в Арктику на велосипеде, такой вызов общеизвестному бросил и я.

Непривычное пугает и человека и зверя. Когда я пробирался по уссурийской тайге, моего велосипеда испугался… тигр! Зверь долго преследовал меня, прячась в кустах, грозно рычал, трещал сучьями, но так и не отважился напасть. Никогда тигр не видел такого странного зверя «на колесах» и предпочел воздержаться от агрессивных действий. У меня же тогда даже не было с собой ружья. В дальнейшем я не раз убеждался, что все звери — в тайге ли, пустыне или тундре — остерегались нападать на меня именно из-за велосипеда. Их отпугивала его яркая красная окраска, блестящие никелированные спицы, масляный фонарь и трепещущий на ветру флажок. Велосипед был моим надежным телохранителем. Страх перед непривычным инстинктивен. Я сам испытал его не раз во время путешествия. Особенно страшным для меня был день, когда я ушел из чума после операции. Я с трудом переставлял налитые болью ноги и был так слаб, что на меня осмелился напасть голодный песец. Это хитрый, злой зверек. Он обычно остерегается нападать на людей, а тут стал хватать за торбаса, которые подарил мне старик ненец. Я упал в снег, песец набросился со спины. Скинул его с себя, метнул нож. Но песец верткий, попасть в него нелегко. Стал доставать нож из сугроба — песец впился в руку, укусил. Все же я его перехитрил. Потянулся снова за ножом левой рукой, песец метнулся к ней, а я его правой — за шиворот. Шкура этого песца потом путешествовала со мной до Чукотки. Я закутывал ею горло вместо шарфа. Но мысль о нападении песца еще долго преследовала, как кошмар. Я мучился сомнениями: уж не бешеный ли этот песец? Ведь они никогда не нападают на человека в одиночку! Или и вправду я так слаб, что песец избрал меня своей добычей? Как же тогда тягаться с ледовой стихией?

Глеб Травин

Я подготовил себя к путешествию только с расчетом на свои силы. Помощь со стороны оказывалась для меня просто помехой. Особенно остро я это почувствовал на борту ледокола «Ленин», затертого льдами у Новой Земли в Карском море. Ледовая обстановка в июле 1930 года была очень суровая. Путь к устью Енисея, куда ледокол вел целый караван советских и зарубежных судов за лесом, был закрыт льдами. Узнав об этом, я взял на фактории острова Вайгач старую лодку, отремонтировал ее, поставил парус и отправился с врачом и еще двумя попутчиками к месту «заточения» ледокола. Дойдя до ледовых! полей, мы высадились из лодки и добрались до борта корабля пешком… Часть пути все же удалось проехать на велосипеде. Потом во время пресс-конференции, которую капитан ледокола устроил в кают-компании, я сообщил, что Глеб Травин не первый велосипедист в полярных широтах. Велосипед был на вооружении последней экспедиции Роберта Скотта к Южному полюсу 1910-1912 годах. Его использовали для прогулок на главной базе экспедиции в Антарктиде.

Я рассказал, что путешествую на велосипеде вдоль границ СССР с сентября 1928 года. Начал с Камчатки, проехал Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию, Крым, среднюю полосу, Карелию. И вот теперь собираюсь добраться до Чукотки. Рассказал я и о подготовке к этому путешествию. Началась она 24 мая 1923 года, когда до Пскова добрался голландский велосипедист Адольф де Грута, объехавший почти всю Европу. «Голландец может, — подумалось тогда, — а я разве не могу?» С этого вопроса и зародился во мне интерес к сверхдальним рейсам. На подготовку ушло пять с половиной лет. За это время я наездил тысячи километров на велосипеде у себя на Псковщине, причем ездил в любую погоду и по любым дорогам. Отец-лесник еще в детстве научил меня находить еду и ночлег в лесу и в поле, научил питаться сырым мясом. Эти навыки я стремился еще больше развивать в себе. Во время армейской службы, которую проходил в штабе Ленинградского военного округа, я усиленно изучал географию, геодезию, зоологию и ботанику, фотографирование, слесарное дело (для ремонта велосипеда) — словом, все, что могло пригодиться для далекого путешествия. Ну и конечно, закалял себя физически, участвуя в соревнованиях по плаванию, штанге, в велосипедных и лодочных гонках. Демобилизовавшись из армии в 1927 году, получил специальное разрешение от командующего Ленинградским военным округом на поездку на Камчатку. Хотелось испытать себя в совершенно незнакомых условиях. На Камчатке строил первую электростанцию, которая дала ток в марте 1928 года, потом работал на ней электриком. А все свободное время занимали тренировки. Испробовал себя и велосипед на горных тропах, на переправах через стремительные реки, в непроходимых лесах. На эти тренировки ушел целый год. И, только убедившись, что велосипед меня нигде не подведет, отправился из Петропавловска-Камчатского во Владивосток.

Я рассказал обо всем этом стоя, отказавшись от приглашения капитана ледокола сесть. Стоял, переминаясь с ноги на ногу, чтобы приглушить нестихающую боль, и боялся, что люди заметят это. Тогда, думал я, меня не отпустят с корабля. Возражений у собравшихся в кают-компании и без того было достаточно. Руководитель Морской Карской экспедиции, профессор Н. И. Евгенов, например, заявил, что он 10 лет изучал Таймыр и устье Енисея и знает, что зимой там не остаются даже волки. Морозы и снежные бури в этих краях изгоняют все живое на юг. На мое замечание, что зимой я предпочитаю ездить по льду, а не побережьем океана, знаменитый гидрограф лишь замахал руками и назвал меня самоубийцей. Но я уже знал: как ни сурова зима в прибрежных арктических льдах, жизнь там полностью не замирает. От сильных морозов во льду образуются трещины. Каждая такая трещина дает о себе знать ощутимым гулом. Вместе с водой в эту трещину устремляется рыба. Позже я наловчился ловить ее крюком из велосипедной спицы. На день мне хватало две рыбы. Одну я съедал свежей, другую — мороженой, как строганину. Кроме рыбы, в мое меню входило сырое мясо. У местных охотников я научился выслеживать и стрелять северного зверя — песца, тюленя, моржа, оленя, белого медведя. Привычку питаться только сырой пищей подтвердил французский врач Ален Бомбар. Во время плавания на резиновой шлюпке через Атлантический океан он более двух месяцев питался сырой рыбой и планктоном. Я принимал пищу дважды в сутки — в 6 часов утра и 6 вечера. 8 часов ежедневно уходило на дорогу, 8 часов — на сон, остальное время — на поиск пищи, устройство ночлега, дневниковые записи.

Езда на велосипеде по твердому снежному насту только на первый взгляд кажется невозможной. У берега приливы и отливы нагромождают торосы. Я уходил на десятки километров в глубь океана, где были ледовые поля, позволявшие развивать порой большую скорость… И все же тогда на ледоколе никто из собравшихся в кают-компании не принял всерьез мое намерение добраться на велосипеде до Чукотки. Меня слушали с интересом, некоторые даже восхищались, но все сходились на том, что затея неосуществима.

На ночлег меня устроили в судовом лазарете. На ледоколе не было свободной каюты, и все же я подозревал, что кто-то заметил, что с ногами у меня не все в порядке. Эти опасения мучили всю ночь. Утром, чтобы доказать, что ноги у меня здоровы, я покатался на палубе на велосипеде. А потом поблагодарил моряков за гостеприимство и объявил, что ухожу на пароход «Володарский», который застрял во льдах километрах в тридцати от ледокола «Ленин». Только после этого согласились отпустить меня с ледокола, хотя отыскать пароход среди льдов было нелегко. Я уходил с ледокола в 6 часов утра. Несмотря на ранний час, вся палуба была заполнена людьми, словно их подняли по тревоге. Я чувствовал себя как на судилище, спускаясь по штормтрапу на лед вместе с летчиком Б. Г. Чухновским — он меня сфотографировал на прощанье. Только отошел от ледокола, последовало три гудка… Большого труда мне стоило не смотреть в сторону ледокола. Я постарался поскорее уйти за торосы, чтобы он скрылся из виду. Боялся, как бы меня не потянуло к нему обратно. Я отдавал себе отчет, что от жизни ухожу — от тепла, пищи, крыши над головой.

Добрался до парохода «Володарский» вовремя: на другой день ветер разогнал льды вокруг него, и он своим ходом дошел до Диксона. Дальше мой путь лежал на Таймыр. Таймыр… Сколько раз о него разбивался замысел мореплавателей — продолжить путь вдоль берегов Сибири на восток! Только в 1878-1879 годах удалось пройти эту трассу русско-шведской экспедиции, возглавляемой Э. Норденшельдом, да и то за два года с зимовкой. А первый сквозной рейс в одну навигацию совершил лишь в 1932 году знаменитый «Сибиряков». За два года до этого рейса Таймыр подверг и меня суровому испытанию. В конце октября 1930 года я переезжал Пясину, самую большую реку на Таймыре. Шесть лет спустя на ней начал строиться Норильск. Река недавно замерзла, лед был тонкий и скользкий. Уже ближе к противоположному берегу я упал с велосипеда и проломил лед. Выбраться из полыньи было очень трудно. Лед крошился под руками, ломался под тяжестью тела. Когда я почувствовал, что лед меня держит, распластался на нем, раскинув руки и ноги. Никогда не забуду этот день. Солнце уже с неделю не было видно, вместо него на зеркальном льду играли алые блики полуденной зари. Они понемногу гасли. Я чувствовал, как вместе с ними угасает и моя жизнь. Промокшая одежда тут же смерзлась и заледенела на морозе. Усилием воли я заставил себя шевельнуться. Осторожно, отталкиваясь руками, как тюлень ластами, подполз по льду к велосипеду, оттащил его от опасного места. После этой ледяной купели Таймыр все же вознаградил меня. Выбравшись на берег Пясины, я наткнулся на едва припущенные снежком кочки. Они оказались ободранными тушами оленей, стоймя воткнутыми в снег. Тут же горой лежали снятые шкуры. Видимо, накануне ледостава здесь переправлялось на другой берег стадо диких оленей, и ненцы кололи их в воде. Охота была удачна, часть мяса была оставлена про запас. Я прежде всего забрался в середину штабеля из оленьих шкур, чтобы согреться. Одежда вытаивала на мне от тепла тела. Поужинав мороженым мясом, я крепко заснул. Утром проснулся здоровым и бодрым, чувствуя в себе прилив сил. Вскоре мне встретилась собачья упряжка. Хозяин упряжки — ненец немного подвез меня и подсказал, как лучше добраться до Хатанги.

На Таймыре я видел кладбище мамонтов. Огромные бивни торчали из земли недалеко от побережья океана. С большим трудом мне удалось расшатать и выдернуть из земли самый маленький бивень. Я подарил его на Чукотке умельцу-косторезу. Он распилил бивень на пластины и на одной из них нарисовал кита, моржа, тюленя и вывел надпись: «Путешественник на велосипеде Глеб Травин». Эта миниатюра хранится теперь в Псковском художественно-историческом музее. В чем я находил радость во время своего путешествия?

Прежде всего в самом движении к намеченной цели. Каждый день я держал экзамен. Выдержал — остался жив. Провал означал смерть. Как бы ни было мне тяжело, настраивал себя на то, что самое трудное еще впереди. Преодолев опасность, я испытывал огромную радость от сознания, что стал еще на шаг ближе к цели. Радость приходила вслед за опасностью, как прилив за отливом. Это была первозданная радость бытия, радость от сознания раскрепощенности своих сил. В Арктике я должен был жить и действовать совсем иначе, чем в тайге или в пустыне. А для этого нужно было постоянно наблюдать и учиться как у людей, так и у зверей.

Были ли минуты, когда я жалел, что отправился в это рискованное путешествие? Нет! Не было. Была боль в ногах, был страх, что я не дойду до цели… Но все это забывалось, скажем, перед красотой вмерзших в лед айсбергов. Эта красота наполняла меня и радостью, и силой. Не меньшую радость приносило знакомство с людьми Севера. Однажды довелось послушать шамана. Меня пригласил к нему старик якут, у которого я переночевал в яранге. Старик помог мне починить треснувший руль. Вместо руля он предложил ствол старой норвежской винтовки, предварительно согнув его на огне. И нужно сказать, что новый руль ни разу не подвел. До сих пор он сохранился на моем велосипеде, выставленном в Псковском музее. Я не знал, как отблагодарить старика за починку, а он ничего не хотел принимать. В конце концов якут все же признался, что его замучили глисты. Я дал ему лекарство, которое взял с собой на всякий случай в дорогу. Лекарство помогло. Старик рассказал об этом всему стойбищу и, желая еще чем-нибудь мне угодить, предложил съездить к шаману. Якут запряг оленей и повез меня в горы. Яранга шамана была побольше, чем у других жителей. Он вышел к нам из-за полога при свете жирника. В яранге уже сидели кружком якуты. Шаман тряхнул побрякушками и мерно забил в бубен, понемногу ускоряя ритм. Он пританцовывал, заунывно напевая, а собравшиеся в яранге вторили ему, раскачиваясь. Я загляделся на тень шамана, падавшую на стену. Он словно гипнотизировал слушателей своей игрой и движениями и чем-то показался мне похожим на кобру, которая вот так же покачивалась передо мной в ущелье на границе с Афганистаном… Я ехал по этому ущелью при сильном попутном ветре. Смеркалось. Зажег масляный фонарь, надеясь проскочить ущелье до наступления полной темноты. И вдруг передо мной мелькнул свет. Я нажал на тормоз, спрыгнул и замер от неожиданности. В метре от переднего колеса стояла на хвосте кобра. Распустив капюшон, она раскачивала головой. В ее глазах отражался свет масляного фонаря. Я медленно попятился назад и тут только заметил, что на стенах ущелья — клубки свившихся змей. Парализованный страхом, я двигался как в замедленной съемке и не спускал глаз с кобры. Она стояла навытяжку передо мной, словно часовой. Я сделал еще несколько шагов назад, каждый из которых мог оказаться для меня смертельным. Кобра не шелохнулась. Тогда я осторожно развернул велосипед и сел на него, обливаясь холодным потом. Ноги нажимали на педали изо всех сил, а мне казалось, что велосипед прирос к земле… Вдруг старый якут, приведший меня к шаману, потянул за рукав к выходу. Я не сразу понял, чего он хочет. Лишь глаза говорили, что он в тревоге. На улице старик сказал, что шаману я чем-то не понравился. Шаман под свой бубен сочинил целую историю, будто со мной было еще два спутника, но я их убил и съел. Старик не поверил шаману: он не здешний, он пришел в эти места откуда-то с юга.

Тут из яранги вышел шаман в накинутой на голое тело шубе. Теперь, на свету, я мог лучше разглядеть его лицо. Оно заросло густой черной бородой, разрез глаз не был раскосым.

- Доктор, перевяжи мне палец! — сказал он срывающимся голосом. Выговор у него был не якутский.

- Я такой же доктор, как ты шаман!

Я прыгнул к старику в сани, и он во всю мочь погнал оленей. Несколько дней спустя я добрался до Русского Устья на Индигирке. В этом селении, состоявшем из десятка рубленых изб, жили русские охотники, промышлявшие пушным зверем. На сотни километров вдоль побережья океана были расставлены их «пасти» — огромные ловушки из бревен. В устьях рек мне попадались охотничьи землянки, срубы или яранги, обложенные дерном. В них можно было найти немного дров и кое-что из еды. Меня удивил мягкий певучий говор русскоустьинцев. Старейшин молодежь почтительно называла батями. От них я узнал предание, будто их селение существует со времен Ивана Грозного. Его основали поморы, прибыв сюда с запада на кочах — небольших плоскодонных парусниках. Поморы, в свою очередь, были выходцами из новгородской земли. А сам я пскович, так что русскоустьинцам доводился почти земляком…

Меня принимали очень радушно. Я побывал гостем в каждом доме, ел лепешки из икры, праздничную строганину. Пил кирпичный чай и рассказывал все, что знал о жизни в Центральной России и по полярному побережью. И еще я им рассказал о псковичах — первопроходцах северных морей, побывавших в этих краях, — Дмитрии и Харитоне Лаптевых, о Врангеле.

Прожил в Русском Устье несколько счастливых дней. В школе не было учительницы, вместо нее я давал ребятам уроки географии. Они слушали меня с огромным интересом, по нескольку раз просили рассказывать о теплых краях. Ну и конечно, я всех их перекатал на велосипеде. Но эти счастливые дни были омрачены бандитами. Недалеко от села они убили комсомолку-учительницу, возвращавшуюся в школу из районного центра. Вместе с другими жителями селения я отправился на поиск банды. Главаря удалось захватить. Им оказался мой старый знакомый — «шаман». Это был, как выяснилось позже, бывший белогвардейский офицер…

От охотников в Русском Устье я узнал о дрейфе знаменитого норвежского полярника Руаля Амундсена в 1918-1920 годах на судне «Мод» вблизи Медвежьих островов в Восточно-Сибирском море. Пробиваясь на восток, Руаль Амундсен и его спутники сделали остановку на острове Четырехстолбовом. Я решил разыскать эту стоянку. Дорогу к острову мне подсказали жители Русского Устья, заходившие зимой во время охоты на Медвежьи острова. Я подошел к острову Четырехстолбовому с северо-восточной стороны. Там, у большого камня, была площадка. На ней я обнаружил припорошенные снегом норвежский топорик с длинной ручкой, четыре чайные чашки и темную бутылку из-под вина. Она была запечатана сургучом. Сквозь стекло можно было разглядеть подпись на записке: «Амундсен». В моей памяти была еще свежа горестная весть о гибели этого отважного человека, покорившего Южный полюс в 1911 году. Руаль Амундсен погиб в 1928 году в Баренцевом море. Советские рыбаки случайно выловили в районе его гибели поплавок и бак самолета, на котором он разыскивал потерпевший катастрофу дирижабль «Италия» с Нобиле на борту. Свято чтя законы Севера, я не тронул реликвии Амундсена на острове Четырехстолбовом. Рядом с ними я оставил свои реликвии: несколько патронов, немного дробинок, поломанные детали от велосипеда и флакон из-под глицерина, куда я вложил описание проделанного мной маршрута. Флакон я запечатал куском стеариновой свечи. С острова Четырехстолбового я снова отправился к материку. Подходя к скалистому, обрывистому берегу, издали заметил белое пятно. Я принял это пятно за песца. Вблизи же оно оказалось белой медведицей. С первого выстрела я ранил ее. К счастью, она не стала сразу нападать, а, взяв в зубы какой-то белый комочек, полезла с ним по скале наверх. Я же не мог перезарядить ружье из-за поперечного разрыва гильзы. Мне никак не удавалось выбить ее, а медведица подымалась все выше по скале. Наконец я выбил из ствола застрявшую гильзу и снова выстрелил. Медведица застыла на отвесной скале с вытянутой шеей. С трудом добрался я до своей добычи. И тогда понял, почему медведица не нападала. Она спасала своего медвежонка. Материнский инстинкт оказался сильнее инстинкта хищника. Я спустил медведицу за лапу на лед, освежевал. Шкура ее оказалась длиной в шесть шагов. А медвежонок был совсем маленький. Я забрал его с собой и путешествовал с ним полтора месяца. Мы подружились. Я назвал его Мишуткой. Мне с ним было и веселее, и теплее в пути. Спали мы вместе, прижавшись друг к другу. Медвежья шуба мохнатая, хорошо греет. Только со сна медвежонок пытался иногда укусить мне руку. Нельзя было снимать рукавиц. Питались мы с ним вместе, в основном рыбой. Однажды во время завтрака он укусил мою руку — я рассердился на него и решил наказать. Я забросил его за высокий торос, чтобы он не видел меня, а сам сел на велосипед и поехал по плотному снежному насту. Мишутка тут же начал кричать: «Вакулику! Вакулику!» Дескать, прости меня. Он догнал меня, кувырк под переднее колесо и весь день никуда от себя не отпускал. Видно, и в самом деле испугался остаться один. Я путешествовал с медвежонком до Певека. Здесь местные жители — чукчи не меньше, чем велосипеду, подивились дружбе человека и медведя. У чукчей медведь — священное животное. В Певеке я с ним остановился у хозяина фактории. Мишутка, как всегда, сердясь во время еды, опрокинул на пол миску с горячим супом, которым угостил его хозяин. В наказание я выпроводил медвежонка в сени. Но хозяин очень беспокоился за него и уговорил меня постелить в сенях медвежью шкуру, чтобы Мишутке было теплее. Утром мы обнаружили медвежонка мертвым. У меня было несколько медвежьих шкур, и я по ошибке постелил ему шкуру его матери. Теперь уже мне захотелось сказать Мишутке: «Вакулику!» С тех пор белых медведей я больше не убивал. Стыдно стало уничтожать такого огромного и редкого зверя ради нескольких килограммов мяса, которые я мог съесть или взять с собой в дорогу. Мне дорого любое живое существо. Я убивал зверя только по необходимости. Меня природа тоже могла убить, но пощадила. Пощадила, потому что я уважительно отнесся к ней, стремясь постигнуть и применить ее законы.

Глеб Травин

 

В 1965 году вышла книга А. Харитановского "ЧЕЛОВЕК С ЖЕЛЕЗНЫМ ОЛЕНЕМ. Повесть о забытом подвиге".

человек с железным оленем

Источник

 

Look 795 Aerolight - самый аэродинамичный велосипед

Опубликовано в Новости Other
Воскресенье, 01 Февраль 2015 21:28

На прошедшей недавно выставке Bike Place, был представлен новый Look 795 Aerolight, который уже окрестили «самым аэродинамичным велосипедом».

Фактически Look 795 Aerolight является наследником Look 675 и объектом 10 лет исследований и разработок. Байк имеет некоторые претензии к внешнему виду, но французский бренд настолько уверен в себе, что не стал увлекаться оригинальной раскраской.

Наиболее привлекательной частью нового 795 Aerolight является стильный дизайн интегрированного выноса, название которого Aerostem. Вынос идеально сочетается с удивительно наклонной верхней трубой. Вынос позволяет регулировать его в диапазоне от -17º до + 13º, и углеродный материал делает его очень легким — 149 грамм.

Чуть ниже выноса расположены точки входа внутренних кабелей. Кабеля трансмиссии и тормозов аккуратно запущены в верхнюю трубу сразу под выносом. Как и следовало ожидать, рама полностью готова к работе с системой Shimano Di2 и даже имеет отдельный порт для входа.

Look также сделали в 795 Aerolight интеграцию тормозов. Передний тормоз полностью внедрен в вилку с помощью системы Aerobrake2, а задний использует систему Shimano Dura-Ace direct mount, которая установлена за шатуном.

Не трудно догадаться, что подседельный штырь также полностью интегрирован с E-Post2, и имеет отсек для Di2. Кроме того, что большинство компонентов интегрировано, но также большая работа проведена над самой рамой, которая выполнена из высококачественного углеродного волокна 1.5k. Трубы имеют аэродинамический профиль, который разработан сотрудниками NASA для использования в аэронавтике.

Наконец Aerolight 795 оснащен фирменным шатуном ZED2, который весит всего 320 грамм (шатун + шпиндель) и является одним из самых легких на рынке. Кроме того, Look утверждают, что с таким весом новый велосипед превосходит конкурентов по соотношению жесткости к массе.

Байк доступен в комплектации с Dura-Ace DI2 и ULTEGRA Di2, но модель на фото поставляется со стандартным Dura-Ace групсетом. На велосипед установлены колеса Mavic Cosmic Carbone SLS WTS и аэроруль 3T Aeronova Stealth. Производитель утверждает, что полный комплект будет весить около 7 кг и стоить 6999,99$. Одну раму можно будет приобрести за 4699,99$.

Картонный велосипед за 9 долларов

Опубликовано в Новости Other
Воскресенье, 01 Февраль 2015 19:35

Израильский дизайнер Ицхар Гафни (Izhar Gafni) планирует наладить массовый выпуск самого дешевого в мире велосипеда. Это транспортное средство будет создаваться из картона, а себестоимость его производства составит всего 9 американских долларов.

Гафни рассказывает, что идея создать подобное транспортное средство родилась у него во время прочтения новости об умельце, который соорудил из картона вполне функциональную и водонепроницаемую лодку-каноэ. Израильский энтузиаст до этого уже давно думал над тем, как создать максимально дешевый велосипед. Так что он решил перенести опыт картонных экспериментов в сферу двухколесного транспорта.

Конечно, картон – это достаточно хрупкий и ненадежный материал. Он легко гнется, ломается и мокнет при взаимодействии с водой. Однако эти проблемы легко решить. Для того чтобы сделать свой велосипед максимально крепким, Ицхар Гафни соорудил скрученную картонную структуру, дополнительно укрепив ее ребрами жесткости. Для надежности он пропитал конструкцию специальной смолой, которая также защищает бумажный материал от влаги.

В результате у израильского велоэнтузиаста получился вполне удобный и надежный велосипед с минимальной себестоимостью. Все необходимые материалы обошлись Ицхару Гафни в сумму, которая эквивалентна 9 долларам США.

Конечно, при условии начала серийного производства подобных транспортных средств, их розничная цена будет, по крайней мере, в два раза выше. Однако этот велосипед все равно будет самым дешевым в мире.

Картонный велосипед может исправно служить владельцу в течение нескольких месяцев. Более того, можно не бояться, что это транспортное средство будет угнано – при себестоимости 9 американских долларов у воришек не будет смысла красть данный байк, ведь это совершенно невыгодно, даже бутылку пива на вырученные средства не купишь.

Велосипед это чудо

Опубликовано в Видео
Пятница, 30 Январь 2015 10:11

Очередной ролик от Эл Бро. На этот раз мысли вслух про велосипед.)

Tinkoff-Saxo представила свой новый велосипед

Опубликовано в Новости Road
Четверг, 29 Январь 2015 11:08

Команда Tinkoff-Saxo представила свой новый Specialized S-Works Tarmac - велосипед на котором команда будет выступать в сезоне 2015 года.

Главный механик Christophe Desimpelaere раскрыл детали велосипеда и его компонентов на видео из тренировочного лагеря команды в Сицилии.

К своему 70-летию Эдди Меркс выпустил эксклюзивный велосипед

Опубликовано в Новости Other
Четверг, 29 Январь 2015 09:44

Легенда бельгийского велоспорта Эдди Меркс 17 июня этого года празднует свое 70-летие. В честь юбилейной даты, его компания разработала новой эксклюзивной велосипед Eddy70. Скажем сразу он кардинально отличается от современных гоночных велосипедов. Рама изготовлен не из прогрессивного карбона и алюминия, а выполнена из стальных труб, таких на каких выступал сам прославленный в пошлом спортсмен. Данный велосипед рассчитан на настоящих коллекционеров, их будет выпущена лимитированная серия, только 70 экземпляров. Скажем сразу цена не является символической – 14000 евро.

Sbyke — скутер, скейт, велосипед

Опубликовано в Новости Other
Понедельник, 26 Январь 2015 14:56

На Лондонской ярмарке игрушек был представлен Sbyke — мечта любого мальчишки. Это скейтборд, велосипед и скутер, только в одной модели.

Sbyke, который придумали еще четыре года назад, наконец, вышел в серию. Авторами Sbyke стали американцы Барт и Стив Уилсоны. Но творение братьев не получило популярности на их родине. Все изменилось, когда Sbyke увидел английский бизнесмен Шон Тернер. Он убедил конструкторов, что их детище имеет шансы на распространение в Великобритании.

У Sbyke большое переднее колесо размером 20 дюймов (51 см) и руль от велосипеда. Также Sbyke оснащен деревянной доской и парой 85-мм колес, как у скейта. Задняя часть новинки — это полностью авторская разработка братьев Уилсонов. В задних колесиках установлена несущая система радиальных шарикоподшипников. Она-то и помогает доске наклоняться под углом в 50 градусом вбок. Именно эта особенность и позволяет управлять Sbyke.

Интересно, что эта система «обучена» подстройке жесткости. Таким образом на Sbyke можно выделывать разнообразные кренделя и ровно катиться по дорожке.

В Англии продаются только две модели Sbyke.Первая, P20 Sbyke, для детей от востьми лет стоит от 160 долларов США. Вторая, P16 Sbyke, меньше, и рассчитана на детей от 4 до 7 лет. И стоит около ста долларов.

Заметим, что хотя доска была придумана для детей, она вполне подойдёт взрослому мужчине.

Кастомный велосипед «Bamboo and carbon fiber»

Опубликовано в Новости Other
Понедельник, 26 Январь 2015 14:42

Испанская компания «Bambu Campos Bikes» представила оригинальный велосипед, который вы по своему усмотрению можете кастомизировать, вплоть до выбора количества скоростей и доли содержания бамбука и карбона в конструкции транспортного средства.

Конечно, вторая составляющая поддается корректировке только при заказе. Очевидно, что использование бамбука и карбона, в противовес древесине и алюминию, поможет существенно облегчить конструкцию. Кроме того, вы можете выбрать цвет вашего будущего велосипеда, его габариты и полную геометрию. То есть, городской вариант оснащается пониженной рамой, в отличие от стандартной версии. Каждый собранный велосипед будет имеет свой уникальный номер.

Велосипед с карданом

Опубликовано в Разное
Четверг, 22 Январь 2015 17:14

Суть такого велосипеда в том, что вместо цепей и привычных нам звездочек на нем используется карданный вал как в автомобиле. Его особенность в то, что он выполнен в виде цельной металлической конструкции и не имеет гибких частей. Вместо них используется просто цельная трубка или штырь. Конструкция получается жесткой, а значит не растягивается и работает точно, как часы. Все ваши движения четко отражаются на заднем колесе. Но есть у этой системы и свои минусы.

История

Наперекор моим убеждениям, велосипед с карданом далеко не новинка. Такие велосипеды массово выпускались уже в 1910 году. Одной из первых фабрик, выпускающих их была Pierce Arrow Automobile (США).

На велосипедах с карданным приводом даже были выиграны несколько велогонок международного формата. К тому же они просто были популярны в то время и доминировали над цепными велосипедами.

Кроме США такие велосипеды делали и в Европе. Во время Второй мировой войны карданные велосипеды имели на вооружении немцы. Да и в России тоже они выпускались в начале века.

велокрдан

Преимущества

  • Цепь не рвет и не пачкает одежду. В карданном велосипеде отсутствует звездочка, да и масляная цепь тоже.
  • Надежность выше, чем у цепной конструкции. Достигнуто данное свойство меньшим количеством подвижных элементов.
  • Некоторые карданные велосипеды, по словам блогеров, дожили до наших времен и пребывают в отличном состоянии аж с 1939 года. Так что — долговечность!
  • Реже нужно проводить техосмотр и регулировки. Связано это с тем, что все важные элементы передачи спрятаны от внешней среды.
  • Большее расстояние между рамой и землей, достигаемое отсутствием передней звездочки.

Недостатки

  • Вес общей конструкции больше, примерно, на 1-3 кг.
  • Если система сломается то будет сложно наладить ее самому.
  • Передач у карданного велосипеда на много меньше. Всего около 7-8, против 20+ у цепных велосипедов.
  • Также эти велосипеды имеют большую цену, в сравнении с обычными

Велосипеды с карданом можно использовать в обычных городских поездках, где не требуется много усилий на передвижение, а также наличие большего количества скоростей. К тому же, купив такой велосипед однажды, он может послужить вам не несколько сезонов, а целые десятилетия.

Кстати, есть мнение, что таких велосипедов не так то много, потому что их выпуск невыгоден производителям, так как новый велосипед понадобится клиенту еще не скоро.

10 псевдоперспективных идей для велосипеда

Опубликовано в Разное
Четверг, 15 Январь 2015 19:45

Горный велосипед — сравнительно новый вид спорта, но в нем уже успело появиться и благополучно исчезнуть множество оригинальных нововведений. Не хватит пальцев на руке, чтобы сосчитать все «революционные изменения», которые теперь совсем забылись. Впрочем, среди них было несколько, особенно запомнившихся нам.

Нестандартный размер колес

Нестандартный размер колес

У некоторых велосипедов, например Cannondale SM-500 1984 года, переднее колесо имело диаметр 26 дюймов, заднее — 24 дюйма. Создатели этой модели скопировали кроссовый мотоцикл, использовав то, что было под рукой. И, вроде бы, все правильно: большое переднее колесо легче преодолевает препятствия, а маленькое заднее упрощает разгон на коротких отрезках трассы.

Однако конструкторы не подумали, что райдер на таком велосипеде будет выглядеть как цирковой клоун. Кроме того, ему придется возить с собой не одну, а две запасных камеры разного размера.

Переплетенные спицы

переплетенные спицы

90-е годы XX века можно назвать временем, когда создатели горных велосипедов забыли о стиле. Когда о нем вдруг вспоминали, то напрочь забывалась элементарная механика. Как еще можно объяснить переплетения спиц в виде снежинки? В таком случае их очень сложно правильно подогнать, а если одна спица сломается, можно потратить весь день на замену.

Колесные диски Tioga

Колесные диски Tioga

Для любителей произвести впечатление были созданы колесные диски Tioga. На них ездил даже чемпион мира Джон Томак, а значит, хотели прокатиться по лесу и все новички. Пластиковый диск для заднего колеса со вмонтированными кевларовыми струнами выглядел шикарно, да и звучал тоже. Одна беда — штука ценой $750 имела обыкновение ломаться в самый неподходящий момент.

Girvin Flexstem

Girvin Flexstem

Girvin Flexstem должен был заменить передний амортизатор. Это вынос руля, который мог двигаться вверх и вниз относительно рулевой колонки благодаря небольшому элементу из эластомера. Фактически, во время езды на таком велосипеде руль все время дрожал. Кроме того, масса этого выноса была больше обычного, а в то время все боролись за облегчение велосипедов.

Борьба с лишним весом

Борьба с лишним весом

В 1990 году серьезный велосипед весил больше 15 кг, и это без всяких амортизаторов. Вскоре байки сели на жесткую диету – детали заменялись более легкими и дорогими. У профессиональных гонщиков считалось нормальным, например, просверлить несколько отверстий в шатунах и потом потратить целый день чтобы обработать напильником педали. Все это ради того, чтобы снять с байка пару граммов! Экономия веса была бы большей, если просто посетить перед гонкой уборную.

Укорачивание руля

Сегодня все ездят на велосипедах с широким рулем. Чем шире, тем лучше. Но так было не всегда. В рамках борьбы за облегчение велосипеда отличной идеей казалось даже предложение отпилить пару сантиметров с каждого конца руля... Беря в руки пилу, никто не задумывался о том, как он будет управлять велосипедом после этого.

U-образные тормоза

U-образные тормоза

Сегодня даже на самых дешевых горных велосипедах устанавливаются дисковые тормоза, но раньше их просто не существовало. Если тебе нужны были хорошие тормоза, ты устанавливал V-образные вместо кантилеверных или U-образных, которые, к счастью, остались в прошлом. Форма U-образных тормозов приводила к тому, что на них с ужасающей скоростью скапливалась грязь. Чтобы жизнь велосипедистам не казалась медом, конструкторы поместили их под нижние перья, где они забивались грязью еще быстрее. Гениально!

Легкосплавные болты

Легкосплавные болты

В 90-х все были помешаны на ярких цветах. Одним из простых способов выделить свой велосипед была замена стальных болтов на сделанные из анодированного алюминия. Это не требовало много денег, и ты даже выигрывал в массе. Однако, серьезной была проблема использования таких болтов в неподходящих узлах. Легкосплавные болты не слишком прочны, поэтому должны использоваться там, где нет высоких нагрузок. Но некоторые индивиды умудрялись использовать их даже в тормозах. Задумайся, какое усилие может передаваться через тормозной контур при полной нагрузке. И стоят ли болты веселой расцветки того, чтобы велосипед просто рассыпался под тобой.

Рулевая колонка с резьбой

Рулевая колонка с резьбой

Когда горные велосипеды только появились, они многое переняли у шоссейных велосипедов. Кое-что — совершенно зря. Например, все велосипеды имели рулевые колонки и трубы, которые накручивались на рулевой стакан вилки. Для гонок по шоссе это не представляло никакой проблемы, но при езде на горном велосипеде от постоянных ударов две большие гайки в верхней части колонки постепенно раскручивались. Подтянуть их не так уж сложно... если у тебя есть с собой два ключа на 32. Но много ли велосипедистов таскают с собой набор огромных ключей?

Вот почему сегодня практически все велосипеды имеют без резьбовую рулевую колонку, которую можно отрегулировать элементарным шестигранным ключом.

Hite-Rite

Hite-Rite

Это приспособление представляло собой что-то вроде пружины, один конец которой был прикреплен к устройству быстрого размыкания хомута подседельного штыря, а другой был прикручен собственно к хомуту. Чтобы опустить седло, нужно было активировать устройство быстрого размыкания, после чего в теории седло должно было опуститься под весом седока.

После этого нужно было снова заблокировать хомут, проехать сложный участок и разблокировать хомут, чтобы седло опять поднялось вверх. К сожалению, все это работало, только если штырь был хорошо смазан. К тому же, не было никакой гарантии, что после подъема седло вернется в исходное положение или хотя бы встанет ровно.

Источник

Статьи

Обзор: 4 велосипедных рюкзака

Если ты катаешься на горном велосипеде, то рано или поздно тебе понадобится рюкзак. Он даст возможность взять с собой все, то нужно для катания. Рынок…

Самые крутейшие подъемы в истории велоспорта

Легендарные горы – то, ради чего зрители приезжают на Гранд-туры и собираются на склонах сотнями тысяч, словно на стадионе в ожидании финала Лиги чемпионов.…

Заслуженный тренер СССР Александр Кузнецов

Родился 10 сентября 1941 года в поселке Дубровка (Брянская область). Выпускник Государственного института физической культуры им. П.Ф. Лесгафта, кандидат…

Мастерская

Инструменты вашей веломастерской

За многие годы через мои руки прошло большое количество велосипедов, а также накопился полный набор инструментов для их обслуживания. Велосипеды продолжают…

Настройка заднего переключателя

Задний переключатель является одной из самых хрупких и выпирающих деталей велосипеда, которая часто подвергается ударам. Поэтому если у вас возникли проблемы с…

Как делают карбоновые рамы

Карбоновые рамы являются лёгкими и прочными, гасят вибрацию, не подвержены коррозии, поэтому на сегодняшний день именно они используются в профессиональном…

Персоны

Новости Road

Команда Quick-Step Floors нашла нового титульного спонсора

Генеральный менеджер команды Quick-Step Floors Патрик Лефевр объявил о подписании…

Марк Кавендиш остается в Dimension Data

Несмотря на то, что последние месяцы слухи о переходе Марка Кавендиша в другую команду…

Фернандо Гавирия уходит из Quick-Step Floors на год раньше

Колумбийский спринтер Фернандо Гавирия, как сообщается, покидает бельгийскую команду…

Эган Берналь подписал контракт со Sky до конца 2023 года

Колумбийский велогонщик Эган Берналь подписал новый пятилетний контракт с британской…

Томас де Гендт и Тим Велленс: дорога домой длинною в 1000 километров

Бельгийские велогонщики Томас Де Гендт и Тим Велленс отправятся в 1000-километровое…

Новости MTB

Нино Шуртер в седьмой раз стал Чемпионом Мира в кросс-кантри

В Швейцарии завершился последний этап Чемпионата Мира по маунтинбайку. В последний день…

Чемпионат Европы 2018: итоги соревнований в маунтинбайке

В рамках Чемпионата Европы 2018 в шотландском Глазго прошли соревнования по маутнинбайку…

Анонсирована новая горная велогонка The Silk Road Mountain Race

Горная гонка Шелкового пути (The Silk Road Mountain Race) - именно так организаторы…

Курт Зорге - победитель Red Bull Rampage 2017

28-летний канадский велосипедист Курт Зорге (Kurt Sorge) стал победителем знаменитого…

Нино Шуртер выиграл Кубок Мира по кросс-кантри

Швейцарский велогонщик Нино Шуртер стал победителем Кубка Мира по кросс-кантри, выиграв…

Новости BMX

Константин Андреев готов бороться за олимпийское золото

Российский велогонщик Константин Андреев заявил, что готов бороться за золото Игр-2020,…

Корбен Шарра стал чемпионом мира в гонках BMX

Амеркианец Корбен Шарра завоевал золотую медаль на чемпионате мира по по велоспорту ВМХ,…

Ушел из жизни самый знаменитый BMX чемпион

4 февраля, в возрасте 41 года, ушел из жизни BMX легенда Дэйв Мирра. Он был найден в…

В Русвело хотят собрать команду BMX из лучших гонщиков

Планируется, что лучшие велогонщики сборной России по ВМХ пополнят состав проекта…

Уникальный ВМХ-велотрек построили в Мордовии

20 сентября в Старошайговском районе республики прошли первые официальные соревнования по…

Новости Разное

Американка установила новый рекорд скорости на велосипеде - 296 км/ч

Американка Денис Мюллер-Коренек установила мировой рекорд скорости на велосипеде,…

Отчет WADA: велоспорт сидит на трамадоле

Как показывает новый доклад Всемирного антидопингового агентства (WADA), велоспорт все…

Британский велосипедист установил новый мировой рекорд пересечения Европы на велосипеде

Британский велосипедист ультрамарафонец Шон Конвей установил новый мировой рекорд самого…

Shimano запатентовала защиту для дискового тормоза

Всемирно известный производитель велосипедных комплектующих компания Shimano работает над…

Новозеландский бизнесмен доплачивает сотрудникам за поездки на велосипеде

Если вы хотите зарабатывать деньги катаясь на велосипеде, но вам не светит стать…