JS SportsOn - шаблон joomla Mp3

Эндрю Талански: о переходе из профессионального велоспорта в триатлон

Опубликовано в Персоны
Пятница, 17 Ноябрь 2017 15:48

В сентябре Эндрю Талански (Cannondale-Drapac) объявил об уходе из профессионального велоспорта после 9 лет работы в Slipstream Sports. Месяцем позже он заявил о намерениях принимать участие в триатлоне, особенно на дистанции Ironman. Недавно он подтвердил, что его намерения серьезны, одержав победу в Marin Country Triathlon's Olympic distance и опередив своих соперников более, чем на 10 мин. Что же привело его к такому решению и как он планирует использовать свою физическую подготовку в новой дисциплине - бывший велогонщик рассказал в интервью.

- Вы десятым пришли к финишу на Тур де Франс, пятым – на Вуэльте Испании и победили в Criterium du Dauphine. Учитывая Ваш потенциал в велоспорте, что могло заставить Вас внезапно перейти в триатлон?

Эндрю Талански: Думаю, со стороны такое решение кажется внезапным, но на самом деле оно было довольно обдуманным. Уже прошлой зимой мы знали, что настала пора изменений. Я не нацеливался изначально именно на профессиональную Ironman, но мои приоритеты в жизни меняются.

Я спрашивал себя, на 100% ли велоспорт – это все, чего мне хотелось бы. Это такой требовательный спорт, рискованный, каждый сезон полгода проводишь в Европе. Но ничто не обязывало меня уходить из своей зоны комфорта.

Когда я задумался о своей жизни в мире эндуренс спорта, недостатка времени для совершенствования, я задался вопросом, хочу ли я заниматься профессиональным велоспортом в следующие 6-7 лет или, может быть, попробовать достичь бОльших результатов?

Моему сыну Боди почти 8 месяцев, и когда ему исполнилось 5 мес., меня не было рядом уже 3 месяца. Я понял, что время уходить из профессионального велоспорта. Отсутствовать дома месяцами – не то, чего мне хотелось бы. Хотелось бы быть лучшим спортсменом, насколько это возможно, но знаю, что я буду лучшим спортсменом, будучи лучшим отцом, мужем и другом для самых важных людей в моей жизни. Это не взаимозаменяемые понятия, а дополняемые друг другом. Вы же видели, я показал лучшие свои результаты на Туре Калифорнии после того, как провел месяц со своей семьей. Это не случайность.

- Многие спортсмены посчитали бы главной целью олимпийскую дистанцию, но вы выбрали Ironman. Почему?

ЭT: Когда я занимался бегом, Олимпиада была верхушкой. То же касается плавания. Но в  велоспорте или триатлоне существуют другие события по типу Олимпиады. Я говорю это не из желания выразить неуважение к Олимпиаде, таков взгляд со стороны эндуренс спорта. Есть Тур де Франс и есть Чемпионат мира Ironman в Кона.

Если спросить велосипедиста, в каком соревновании он предпочел бы победить, в Тур де Франс или получить золото на Олимпиаде, ответы, наверняка, были бы разными, но, на мой взгляд, большинство велосипедистов предпочли бы в своей карьере победу в Тур де Франс.

К тому же, у меня нет возможности участвовать в Олимпиаде по триатлону. Я уступаю в силе своим соперникам, однако, готов посоревноваться на выносливость, т.к. я занимался тайм-триалом. Здесь все дело в вашем моральном настрое, все зависит только от вашего психологического состояния. И в этом я всегда был лучшим. Ironman – как раз то, что нужно для этого.

Эндрю Талански

- Это большие изменения. Раньше вы были частью команды, и у вас множество друзей, количество которых увеличивалось с каждой гонкой. Триатлон, особенно плавание, - довольно одиночный вид, это ближе вам по духу?

ЭT: Те, кто знакомы со мной, знают, что я предпочитаю одиночество. Я пошел в велоспорт, т.к. хотя мне и нравится наблюдать за командной работой спортсменов, но я всегда был очень стеснителен и держался от них в стороне. Ironman, может быть, и одиночное соревнование, но в процессе ты формируешь свою собственную команду – от семьи до спонсоров и партнеров.

- У вас были прекрасные результаты в велоспорте, но бывали и неудачи. Добавил ли тот день на Тур де Франс, когда вы пытались сократить время, ложку дегтя в ваше отношение к спорту?

ЭT: Если бы вы спросили меня о самом запоминающемся моменте, я бы сказал, что после всего произошедшего это - пятое место в Вуэльте. Каждое из событий было по своему потрясающим, и я благодарен всем тем, кто поддерживал меня, и еще… хорошо, что после чего-то плохого всегда будет что-то хорошее – и в каждом гранд-туре кто-то сталкивается с этим.

В тот день я не осознавал ни что происходит, ни следила ли за мной камера, но мои страдания показывали по телеку. Я знал, что не смогу начать следующий день, пока не сделаю этого, и я был горд собой, когда пришел к финишу в тот день.

Все это влияет на тебя, но по прошествии времени продолжаешь двигаться дальше.

Эндрю Талански

- Переходя из велоспорта, вы имеете колоссальную тренировочную базу и высокий уровень терпимости боли, но плаванье в открытой воде и бег в марафонах – это совсем другое. Как вы готовитесь к этому?

ЭT: Я только начинаю. Начало настоящей подготовки к сезону 2018. Очень приятные будоражащие ощущения, все вроде бы так же, но плаванье и бег будут испытанием. Над плаваньем можно сразу работать во всю силу и развивать тело в нужном русле, а вот в беге нужно быть осторожным относительно травм – за последние 10 лет у меня было не много травм. Это то, к чему я буду стремиться равномерно.

Это план не на один год. Цель – получить достаточную квалификацию для участия в Кона в 2018 г., даже если это слишком амбициозно. Думаю, это займет года три, и к Кона 2020 я смогу показать, на что способен. К тому времени мне будет 31, а в Кона можно рассчитывать на победу еще до 37-ми.

У меня неплохой плацдарм для этого спорта, и это тоже было для меня одной из причин перехода именно сейчас. Это случилось не в 35, когда велокарьера фактически заканчивается, и после этого рубежа можно кататься лишь для удовольствия, а твои шансы на победу сводятся к минимуму. У меня сейчас реальный шанс сделать новую карьеру, благодаря Ironman.

- Вы много времени уделяете плаванию?

ЭT: Я провожу много времени на океане, и, думаю, потом мне будет проще справиться с плаванием в бассейне. Я вырос на океане, и там мне гораздо комфортней, чем в бассейне. Я никогда не буду смотреться как Майкл Фелпс, но мне этого и не нужно. Мне просто нужно подготовиться к достойному выступлению на дистанции Ironman.

Когда мы были на озере Тахо перед тем, как отправиться в Кону, мне удалось его проплыть [Доннер-Лейк - 4,38 км]. Я не знаю, насколько ровно я плыл. Со мной рядом в лодке плыл друг, чтобы подстраховать, в случае чего, на середине. Было здорово, ощущения отменные, как для такого расстояния.

- И, тем не менее, такой переход довольно рискованный. Каков ваш план в марафонской дистанции?

ЭT: Это было одним из критериев в поиске тренера. Физически я могу совершить какой-то прогресс, но в беге все не так просто: ты не узнаешь, что что-то идет не так, пока это не случилось. Есть предупреждающие сигналы, но у связок, сухожилий и костей нет таких же сигналов, как в мышцах. За этим мы будем наблюдать.

Я могу быть очень амбициозным, но цель поездки на Кону – получение квалификации. Я не хочу бросаться в омут с головой, хочу подойти к этому консервативно, постепенно подготавливая свой организм, не во вред здоровью.

Эндрю Талански

- Когда Ваша первая гонка?

ЭT: Еще нужно определить. Возьмем для начала половину дистанции Ironman, вероятно, где-то в марте. Мы пока определяем географию поездок. Еще есть немного времени. Можно было бы выбрать Кампече, на океанском побережье – здорово будет находиться поближе к дому. Посмотрим, насколько эта дистанция подойдет. Полная первая дистанция все еще в разработке. Много вариантов, и это интересная задача выбрать лучший маршрут для подготовки к Кона.

- Как вы решаете вопрос спонсорства в данном случае?

ЭT: В профессиональном велоспорте ты подписываешь контракт с командой и не касаешься вопросов спонсорства напрямую. В триатлоне нужно строить прямые связи. Хороший пример - Clif Bar. Они меня очень поддерживают в этом. Я знаю их довольно долго, давно знаком с Гэри Эриксоном, и уважаю его. Он своего рода наставник для меня, на него я равняюсь. Я очень рад, что могу, наконец, заниматься общим с ними делом, стать их партнером. И так я отношусь к каждому, с кем работаю. Я садился и разговаривал с каждым тет-а-тет. Мне это нравится.

Это то, чего мне не хватало в профессиональном велоспорте. Важно следовать своей страсти, а не чьим-то нормам. Именно это воодушевляет всех. Может, это прозвучит как клише, но я действительно так ощущаю: главное чтобы люди начали жить по своим условиям и писали свою собственную историю. Я всегда жил именно так. Ты ничего не должен делать через силу, жизнь во всем предоставляет выбор.

Винокуров: Ару не хочет продлевать контракт с «Астаной»

Опубликовано в Персоны
Пятница, 13 Октябрь 2017 13:53

Известный казахстанский велосипедист, олимпийский чемпион, а ныне генеральный менеджер «Астаны» Александр Винокуров рассказал о переговорах с капитаном команды Фабио Ару, дал оценку новому руководству UCI, а также поразмышлял о перспективах развития гонки «Тур Алматы».

– Александр, в эти выходные завершилась последняя монументальная гонка этого года «Тур Ломбардии», а значит, пришло время подводить итоги сезона. Какая картинка у вас нарисовалась?

– Честно признаюсь, что начало сезона сложилось для нас не очень удачно. К тому были свои предпосылки. «Джиро д’Италия» прошла не лучшим образом. Но затем ребята собрались и показали серьезные результаты летом. Фульсанг выиграл гонку «Критериум Дофине», Ару взял свой первый этап на «Тур де Франс». А потом порадовал и Луценко – победа в один из дней испанской «Вуэльты». Он показал, что способен бороться среди сильнейших: попадание в десятку на чемпионате мира и очередной титул победителя «Тура Алматы». Может, некоторым покажется, что успехов в этом году недостаточно, но они были показательными. Фабио продемонстрировал свой уровень, Якоб наконец-то выиграл серьезную гонку. Алексей заметно прогрессирует. Нельзя не отметить и колумбийца Лопеса – молодой гонщик заметно вырос.

– Прокомментируйте ситуацию с новым контрактом Фабио Ару. Есть ли подвижки в этом вопросе?

– В его пока действующем контракте есть пункт о продлении еще на один год. Но в этом вопросе никаких подвижек мы не наблюдаем. Я вижу, что он не желает его продлевать и вышеназванной опцией не пользуется. Поэтому я договориться с ним не могу и думаю, что, скорее всего, Ару уйдет из команды.

– В случае ухода Ару как это отразится на дальнейших перспективах «Астаны»?

– В случае его ухода мы серьезно разгрузим наш бюджет и будем привлекать в «Астану» все больше молодых гонщиков, которые способны расти и в дальнейшем показывать солидные результаты. У Ару оказались большие запросы – сейчас мы не можем себе позволить платить такие суммы. У нас есть Лопес, Фульсанг, перспективные казахстанские ребята. Это очень хорошее подспорье. Жаль, что гонщики, которые раскрываются у нас, потом уходят. Было бы хорошо, как в футболе, продавать перспективных ребят, однако в велоспорте все происходит по-другому.

– Насколько серьезно Ару поднял для себя зарплатную планку?

– В два раза. Но я сильно не расстроен. Будем работать с нашими ребятами. Совсем недавно мы подписали 21-летнего Евгения Гидича. Это молодой и амбициозный гонщик. Несмотря на то, что его основная специализация – спринт, он неплохо чувствует себя в горах. На «Туре Алматы» вы это видели, где в генеральном зачете он показал седьмой результат. Я надеюсь, что через несколько лет он сможет на равных бороться с ведущими спринтерами мира. 

Александр Винокуров

– Как раз сильного спринтера в «Астане» еще не видели…

– Соглашусь с вами. В этом году он был на стажировке в команде, а теперь подписал полноценный контракт на два года. Стоит отметить, что он не классический спринтер, а довольно силовой – это большой плюс. Мы создали хорошие условия для его роста, теперь все в его руках.

– Мигель Лопес наконец-то раскрылся в этом году. Уже сегодня видите ли вы его главным претендентом на основного лидера команды?

– Парень он у нас молодой, ему всего 23 года, поэтому сейчас я не хотел бы оказывать на него давление. Вы помните, что происходило с ним в прошлом году, когда мы отправили его на «Вуэльту» «капитанить». Падение, неуверенность в себе, сход – колумбиец явно перегорел. В этом году мы дали ему определенную свободу, и в Испании он поехал. Поэтому не хотелось бы забегать вперед, но он явный претендент в борьбе на Гранд-турах. Горы под него. Будем работать. И не забывайте, пожалуйста, о Якобе Фульсанге – победа на «Дофине» многого стоит. Он также может заезжать в первой пятерке на «Тур де Франс», и если бы не его травма во Франции, то считаю, так бы в этот раз и произошло.

– Кстати, до прихода Винченцо Нибали он уже был в семерке на «Тур де Франс»…

– Я о том и говорю. Он наконец-то победил на серьезном старте, скинул с себя психологический груз. Теперь ему будет намного легче.

– Луценко также вырос как профессионал в завершающемся сезоне. На что он может претендовать в следующем? К примеру, в последнем нашем разговоре он высказался в пользу «Джиро д’Италия», где он еще не стартовал.

– Программа на следующий сезон у нас еще не утверждена. Будет собрание, поэтому решать будем там – в декабре, январе. Впереди еще Азиатские игры – не очень удобные даты для представителей «Астаны», надо смотреть на форму казахстанских гонщиков и потом решать. Но хочу отметить, что для Луценко больше подходит профиль «Тур де Франс» – именно там Алексей может показать лучшую форму.

– Смерть Микеле Скарпони стала большим ударом для всей команды, и в первые месяцы это было очень заметно. Как коллектив сумел справиться с этой трагедией?

– Конечно, было очень тяжело. Несколько месяцев ребята и весь коллектив не могли прийти в себя. Трудно было ехать, стартовать. Все видели, в каком состоянии «Астана» находилась на «Джиро». Тренерскому штабу пришлось серьезно поработать с гонщиками, чтобы морально их взбодрить. Микеле был очень позитивным человеком, и мы все время вспоминаем об этом. Он любил пошутить, был душой компании. Жаль, что не удалось выиграть на «Джиро» и отдать некую дань Скарпони, как память. Но потом команда немного пришла в себя и стали появляться победы и успехи. Мне приходилось уже переживать подобное – в 2003 году на трассе «Париж–Ницца» погиб мой друг, известный казахстанский велогонщик Андрей Кивилев. Теперь мы пережили и это, но память о великих спортсменах и друзьях осталась. У нас не просто команда, а семья. Поэтому все подбадривали друг друга и старались показать максимальный результат.

Александр Винокуров

– Недавно главой UCI был избран новый президент – Давид Лаппартьен. Что, по вашему мнению, изменится с его приходом?

– К сожалению, за последние четыре года в велоспорте ничего не изменилось. Поэтому, я читаю, что делегаты проголосовали правильно: нам необходимо что-то новое, какие-то изменения. Первостепенная задача – это техническое мошенничество. Механический допинг – факт зафиксированный. К тому же, я надеюсь, что Давид сможет поднять имидж нашего вида спорта. При поддержке ASO (Спортивная организация Амори – организатор важнейших спортивных мероприятий, таких как «Тур де Франс» и «Дакар». – Прим. авт.) он может попасть в руководство Международного олимпийского комитета, что станет большим плюсом для велогонок.

– А что бы вы поменяли в системе Международного союза велосипедистов, будь на то ваша воля?

– Никогда не задумывался об этом. И не мечтал быть президентом UCI. Но повторюсь, что занялся бы механическим допингом и серьезно задумался о повышении безопасности во время проведения гонок. Ребята продолжают получать серьезные травмы, случаются и смертельные исходы. Скорости сильно возросли, и количество гонщиков в одной команде уменьшено – с девяти до восьми на Гранд-турах и с восьми до семи на других велогонках. Все это делается в целях повышения безопасности, так как меньшее количество спортсменов в пелотоне будет лучше проходить опасные участки на улицах городов. Но в этом направлении нужно продолжать работу.

– С 2020 года Лаппартьен вычеркнул дисциплину «командная гонка» из программы чемпионата мира. Насколько это решение обоснованное?

– Согласен. Из года в год вы­игрывают одни и те же команды, и многие коллективы не хотят приезжать. Другое дело, если бы вместо команд участвовали сборные – в этом случае выиграть было бы престижней. К тому же многие коллективы отказываются от мирового первенства из-за значительных финансовых расходов.

– Многие специалисты не раз высказывались о перспективах «Тура Алматы» и привлечения команд и гонщиков топового уровня. Что необходимо сделать для этого? И сколько должно пройти времени, чтобы в южную столицу начали съезжаться коллективы ProTeam?

– Необходимо получить высокую категорию данной гонки. И если ее внесут в мировой тур, то профессиональные команды будут обязаны приехать к нам. Такие вопросы необходимо задавать Международной федерации. И на это могут уйти годы. Чтобы об этом говорить, необходимо сделать «Тур Алматы» интереснее либо менять маршрут. К примеру, можно было сделать гонку в разрезе «Астана–Алматы». Это что-то из серии «Гран-при Монреаля» и «Тура Квебека». Первая проходит за два дня до старта второй, и в эти дни в Канаде собираются профессионалы высокого уровня. Очень показательный пример – «Тур Турции». Впервые в истории в эти дни она проходит в статусе гонки Мирового тура. Но это недельная гонка, и они очень долго к этому шли.

Александр Винокуров

– Один из ваших партнеров, Нурлан Смагулов, высказал идею сделать финиш «Тура Алматы» в следующем году на Шымбулаке. Насколько это реально? Там очень высокие градиенты и сколько велогонщиков смогут добраться до финиша?

– На самом деле там не настолько все запредельно, как на ведущих мировых гонках. К примеру, подъем на итальянскую гору Джонколан не легче. Суть в другом: для чего это делать? Уже на «Медеу» в этот раз мы видели, как разобрали ребят и они пришли к финишу по одному. Финиш на высокогорном катке вполне подходит, здесь хороший подъем, в дальнейшем можно использовать и этот спуск. Есть видео, хорошая картинка по телевизору. Что нужно? Может, еще стоит рассмотреть подъем на плотину, но Шымбулак при нынешнем составе команд – это лишнее.

– Говорится и о возможных изменениях сроков проведения «Тура Алматы» и переносе их на июль. Но некоторые представители UCI обеспокоены жарой, которая может быть в это время. По их мнению, до финиша не доберутся до 50% велогонщиков. Что скажете?

– Раз говорят о 50%, значит 50. В последние годы на «Туре Алматы» погода не радует. Нас постоянно преследуют холод и плохая погода, поэтому гонщики тоже находятся в некомфортных условиях. Сегодня организаторы уже говорят о примерной дате проведения – 7 и 8 июля. Июль – хороший месяц, возможно, жарко, но я не думаю, что это будет 50 градусов по Цельсию, как в ОАЭ. Может, транспорта будет меньше на дорогах – все-таки время отпусков. Единственное, что если это наложится на «Тур де Франс» (Гранд-тур-2018 стартует 7 июля. – Прим. авт.), то Луценко не сможет приехать и защитить свой титул.

– Раз мы заговорили о жаре, то данный вопрос будет немаловажен. Будущая гонка «Джиро д’Италия» впервые стартует за пределами Европы, в Израиле. До этого были варианты начать многодневку в США и Японии. После чего Ильнур Закарин заявил: хорошо, что хоть не в Стране восходящего солнца. Как вы думаете, с какими проблемами могут столкнуться команды и спортсмены во время трех дней гонки в Израиле и после на территории Италии?

– Главная проблема – это логистика. Нам придется везти туда всю технику. Плюс возможная жара и перелеты, которые могут немного выбить из колеи спортсменов. Но основной момент – безопасность. Мы знаем, что в Израиле периодически случаются теракты, и местным властям необходимо максимально четко сработать в этом вопросе. Но я считаю, что данный старт пройдет на ура. Это новое веяние, попытка разнообразить гонку и привлечь к ее проведению новых спонсоров и болельщиков. Мы не раз высказывали идею старта одной из многодневок в Казахстане. Тоже не близко, но если организаторы когда-нибудь решат стартовать в нашей стране, то все поедут, несмотря на то, что будут говорить: «Это далеко».

– Бюджет на этот сезон был значительно урезан. Руководство Президентского профессионального спортивного клуба «Астана» сегодня говорит о дальнейшем его снижении и на будущий год. Насколько серьезно это повлияет на планы «Астаны» и формирование ее состава?

– Ару не будет, и это ощутимый плюс для нашего бюджета. Только сложно будет бороться с такими командами, как Sky и Movistar. Просто начнем работать на перспективу и делать ставку на наших ребят. Мы верим в большие победы. У нас полный комплект – 29 человек, поэтому больше никаких приобретений на будущий сезон мы делать не будем.

Александр Винокуров и Алексей Луценко

– Несмотря на то, что Луценко сегодня является самым топовым казахстанским гонщиком, понятно, что он не сможет стать полноценным «генеральщиком» на Гранд-туры. Когда, по вашему мнению, родится профессионал такого уровня или хотя бы второй Винокуров?

– Я бы не сказал, что его физиология совсем не подходит под топовых «генеральщиков». Конечно, он не Ару, не Лопес и не Нибали, однако он довольно универсален. К примеру, я тоже не маленького роста и не подходил под классического «генеральщика», но сумел заехать в тройку на «Тур де Франс» (2003 год. – Прим. авт.) и выиграть «Вуэльту» (2006 год. – Прим. авт.). Думаю, это может произойти, если Алексей наберется опыта и будет и дальше серьезно работать над собой. Он молодой гонщик, и порой версии «Тур де Франс» бывают не такими сложными. Конечно, подобный Гранд-тур выиграть будет очень сложно, но считаю, что со временем он может претендовать на место в пятерке.

Источник

Закарин: «Были разные предложения, но я остался в «Катюше»

Опубликовано в Персоны
Пятница, 22 Сентябрь 2017 16:56

28-летний Ильнур Закарин провел выдающийся сезон в статусе капитана команды Katusha-Alpecin. На юбилейном «Джиро д'Италия» российский велогонщик занял пятое место в общем зачете, а на своей первой «Вуэльте» (известнейшая трехнедельная шоссейная велогонка, считающаяся одной из трех престижнейших в мире) в борьбе за третье место опередил легенду велоспорта испанца Альберто Контадора и перспективного голландца Вилко Кальдермана. Закарин стал первым россиянином за последние семь лет, которому посчастливилось попасть на подиум Гранд-тура. В последний раз это удавалось Денису Меньшову, который в 2010 году стал вторым на «Тур де Франс».

В эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву Ильнур Закарин рассказал о самом ярком воспоминании о «Вуэльте», продлении контракта с Katusha-Alpecin и чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии.

– Вы стали третьим на своей первой «Вуэльте», долгое время сражаясь за подиум с Вилко Кельдерманом и Альберто Контадором. Какой этап можно назвать решающим в этой борьбе?

– Итог Гранд-тура – это всегда набор результатов. Технически судьба подиума решилась на этапе с финишем на Англиру, но 30 секунд в итоговом протоколе - это отражение моей работы на всех этапах.

– Как складываются отношения между гонщиками во время отдыха? Общаетесь с прямыми конкурентами или исключительно со своей командой?

– Отношения хорошие, с кем-то общаемся ближе, с кем-то просто рабочие отношения. После этапов вся энергия уходит на восстановление и отдых. А в Мадриде уже была возможность пообщаться с ребятами из других команд.

– Великий велогонщик Альберто Контрадор проехал последний Гранд-тур в своей карьере. Вам удалось получить от него какое-то напутствие?

– Мы общаемся не настолько близко, чтобы кто-то кому-то давал напутствия. Летели с одного из этапов на одном вертолёте - перекинулись парой фраз, не более.

– Не расстроились, что не удалось победить на этапе в Сьерра-Неваде, где вы финишировали вторым?

– Побеждать всегда приятно. Но на "Вуэльте" передо мной стояли чёткие цели – попасть на подиум. Поэтому я доволен проделанной работой.

– Какая неделя Гранд-тура стала самой тяжелой? Удалось равномерно распределить силы по всей гонке?

– Тяжело выбрать. Сначала, на первой неделе, было очень жарко - на этом этапе я традиционно втягиваюсь. Выйти на пик формы удалось к третьей неделе, чем я, конечно же, доволен. По поводу небольшого кризиса на первой неделе – над этим будем работать (смеётся).

– Как оцените роль команды в своем успехе?

– Команда, конечно же, важна. К сожалению, на первой неделе два наших парня не смогли помочь мне из-за травм. На равнине поддержка была отличная, но в горах я ощущал ее в меньшей степени.

– Вы довольно уверенно даете интервью на английском. Удалось усовершенствовать знание языка в последнее время?

– Это слишком громко сказано. Но я занимаюсь, когда есть время. Не всегда чувствую себя комфортно - особенно, когда нужно после гонки что-то прокомментировать. Иногда так устаёшь, что и на русском непросто подобрать слова.

– Перед стартом сезона вы говорили, что хотите попасть в топ-3 на «Джиро» или «Вуэльте». Поставленную цель вы выполнили. Какую оценку поставите себе за сезон?

– Насчет оценки - не знаю. Но я доволен результатом. Мы проделали работу над ошибками и теперь понятно, над чем работать дальше. На следующий год цели уже поставлены.

– Какое самое яркое воспоминание осталось у вас от испанского Гранд-тура? Были какие-то забавные случаи во время гонки или подготовки к этапам?  

– Не могу сказать, что это был яркий или смешной случай, но на 20-м этапе перед решающей атакой зритель задел мой руль ремнем от фотоаппарата. Это даже было видно на трансляции. Повезло, что он держал камеру не очень крепко, и она вылетела из его рук. Иначе я бы упал.

– Как чувствуете себя в статусе капитана команды? Ощущаете психологическое давление?

– Да, гонка строится немного по-другому. Стараюсь отвлекаться от стрессовых моментов. По возможности каждую гонку я рассматриваю в первую очередь именно как гонку - без груза ответственности и обязанностей. Есть я, велосипед, маршрут и соперники. Так легче.

– В июле вы продлили контракт с Katusha-Alpecin на два года. Почему приняли такое решение? Были ли предложения от других команд?

– Были и другие интересные предложения, но я решил остаться. Мне нравится команда Katusha-Alpecin, я тут в роли капитана, и у меня есть возможность реализоваться, есть состав гонщиков, с которыми мы вместе выступаем. Ну и, конечно, у меня отличные отношения с Дмитрием Конышевым (спортивный директор Katusha-Alpecin – «Известия»).

– В ближайшее время в составе сборной России вы примете участие в чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии. Успеете восстановиться после тяжелейшего Гранд-тура?

– Я отвечаю на ваши вопросы уже по пути в аэропорт. Успею восстановиться или нет, покажет время. Но два Гранд-тура в качестве капитана – это для меня в новинку. Посмотрим.

– Россию можно причислить к фаворитам групповой гонки?

– Там будет много сильных ребят, и мы постараемся сделать всё, что можем. Чемпионат мира - всегда непредсказуемая гонка, а в Бергене наверняка будет еще и сюрприз от местной погоды.

– Готовы стать лидером сборной России на Олимпиаде-2020?

– Всё зависит от трассы - если не ошибаюсь, то она будет больше под спринтеров.

– Австралийский велогонщик, двукратный чемпион мира по треку Шейн Перкинс получил российское гражданство. Как вы относитесь к натурализации спортсменов в вашем виде спорта?

– Я не знаком с ним, но слышал об этом. Мне кажется, что есть случаи, когда механизм натурализации можно применять. Но в некоторых моментах делать этого, может быть, и не стоило бы.

– Вы говорили, что многому научились у Хоакима Родригеса. Сейчас в вашей команде есть очень опытный и титулованный гонщик Тони Мартин. Советуетесь с ним по каким-то вопросам?

– Мы хорошо общаемся, у него много побед на самом высоком уровне, но тем не менее, он очень открытый и совсем не звездный, со всеми общается и помогает. Думаю, что я многому у него научусь. Вообще, у таких как Пурито (прозвище Родригеса - "Известия") и Мартин – свой характер лидера, особенная манера общаться. Мне интересно подмечать такие вещи, и я стараюсь перенимать у них лучшее.

– Вы проводите на сборах и гонках примерно 10 месяцев в году. Тяжело столько времени проводить вдали от семьи?

– Мы стараемся видеться между гонками и на тренировочных сборах. Правда, на Гранд-турах бывает тяжело. У меня совсем маленькая дочка, ей полтора года. Когда мы долго не видимся, поначалу она не всегда меня узнаёт.

– Успеваете общаться со своими подписчиками в социальных сетях?

– На "Вуэльте" пробовал делать live-трансляции в Instagram. Интересный опыт, подписчикам вроде понравилось. Когда есть время, отвечаю на комментарии в социальных сетях.

Продавец обуви, который поднялся на подиум «Вуэльты»

Опубликовано в Персоны
Среда, 06 Сентябрь 2017 15:51

На улице серо и дождливо, настроение Майкла сочеталось с погодой. В тот день вместе с подругой Элли он ехал из больницы и хотел как можно быстрее добраться домой, чтобы лечь в кровать, заснуть, а потом проснуться, как будто все это ему приснилось.

После очередного обследования врачи сообщили 23-летнему парню, что про карьеру в легкой атлетике нужно забыть. Вудс пробегал милю быстрее всех в Канаде, но еще в 20 сломал левую ногу. «В таком возрасте думаешь, что знаешь все, но на самом деле не знаешь ничего. Я сам во всем виноват, потому что принял много неправильных решений», – уверен спортсмен.

Майкл слишком часто тренировался, использовал неверную диету, и в итоге нога практически развалилась на части. Две операции и несколько лет лечения дали результат (Вудс нормально передвигался, не чувствуя боли), но о профессиональных забегах пришлось забыть. Участием в соревнованиях Майкл зарабатывал на жизнь, но теперь остался без любимого дела и средств к существованию.

Элли не дала бойфренду словить депрессию. Девушка поддерживала и мотивировала парня: «Как-то она сказала: «Майк, возможно, ты больше и не будешь бегать, но у тебя все получится». Тогда эти слова показались простой попыткой подбодрить меня, но спустя время я понял, что Элли верила в меня больше, чем я сам», – признается Майкл.

Майкл Вудс

Вудс закончил Мичиганский университет и получил специальность по английскому языку, но не мог найти нормальную работу. Помогли связи из прошлого: Майкла пристроили продавцом в магазин спортивной обуви. Молодой мужчина не жаловался, но ненавидел новое занятие. Всего 10 дней отпуска в году, один выходной в неделю, отсутствие больничных и годовая зарплата в районе 30 тысяч канадских долларов (средняя по стране – около 50 тысяч).

Чтобы не сойти с ума, Вудс брал велосипед отца и катался по живописному пригороду Оттавы. Раньше Майкл равнодушно относился к такому хобби, но после запрета на бег с удовольствием крутил педали. Врачи были только за: велоспорт укрепляет кости ног. Друзья и близкие обрадовались, что парень нашел отдушину, и уговорили поучаствовать в любительском заезде. В Майкле снова проснулся азарт – со спортом еще не все кончено.

Три года Вудс совмещал ненавистную работу и полупрофессиональные заезды. Результаты улучшались, и у Майкла появился личный тренер Пауло Салдана. После одного из заездов коуч подошел к велосипедисту и дал совет: «Бросай работу, у тебя есть шанс стать профи». На тот момент гонщику было 28, но возраст его не смущал. «Главное преимущество моей работы заключалось в том, что с нее не жалко уходить», – не скрывает Майкл. И как только понял, что может чего-то достичь в велоспорте, сразу же уволился.

Велогонщик Майкл Вудс

Уже через год амбициозный канадец подписал первый профессиональный контракт с американской командой Cannondale. Бывший велогонщик и главный менеджер команды Джонатан Вотерс поражается трансформации Вудса: «В девяти из 10 случаев успешный бегун не станет успешным в велоспорте. Все дело в мышечной массе. Легкоатлетам не хватит сил, чтобы на равных соревноваться с лучшими велогонщиками и ехать против ветра».

Но Вудс смог. В 2016-м он съездил на Олимпиаду, а неделю назад целеустремленность и настойчивость Майкла привела к подиуму «Вуэльты». 30-летний канадец финишировал третьим на девятом этапе одной из самых престижных гонок мира, но жаждет большего: «В некоторых заездах мне не хватает совсем чуть-чуть. Показываю хорошее время, но пока ничего не выиграл. Я хочу победить в гонке».

Зато на личном фронте Вудс уже добился, чего хотел: в декабре 2014-го Элли стала его женой. «Это мое главное достижение. Без поддержки и любви Элли у меня ничего бы не получилось. Не знаю, как она терпит меня. Не прошло и дня после свадьбы, как я потерял символ нашего брака – кольцо. Узнав это, Элли просто рассмеялась. Я счастливчик».

Вудс не просто удачливый парень. Он убежден, что судьба – выдуманная бредятина. В детстве Майкл занимался хоккеем – все твердили, что ему суждено растапливать лед в канадской сборной. Тинейджером блистал в беге на средние дистанции – народ предрекал успех на Олимпиаде. Выбравшись из обувного магазина на велотрассы, Майкл убедился: свою судьбу он пишет сам.

Велосипедная Голландия

Опубликовано в Разное
Понедельник, 04 Сентябрь 2017 20:58

Понятный, удобный и доступный. На нем в Нидерландах ездят дети и старики, рабочие и монархи. Для голландцев велосипед не просто вид транспорта — это символ свободолюбия и прагматизма нации.

— С дороги! — кричат мне сзади. Я уворачиваюсь от велосипедистки, понимая, что случайно оказалась на ее территории — узкой полосе, отделенной от дороги пунктирной линией. Да, типичный турист-недотепа… Ведь в Нидерландах даже дети знают, что фитспад (fietspad) — велодорожка — не место для пешеходов.

У главного музея страны, Рейксмюсеума, мимо меня проносятся бизнесмены в костюмах и школьники в джинсах. Вот крутит педали девушка в туфлях на высоких каблуках, ловко объезжая других. Молодая мама везет двоих детей: спереди в плетеной корзине сидит младший, сзади — старший. А вот пожилая пара: плывут неторопливо, держась за руки. Внезапно начинает лить дождь. Но велосипедистов это ничуть не смущает. Они надевают дождевики и мчатся дальше. Некоторые ныряют под арку Рейксмюсеума. Длинная сквозная галерея с высоким сводчатым потолком проходит через все здание, разделяя его на две части. Для велосипедистов здесь обустроена широкая двухполосная дорожка. Пешеходам же отведены зоны вдоль стен.

Прокат велосипедов

В разное время сквозь здание Рейксмюсеума ездили конные повозки, автомобили, мопеды и, конечно, велосипеды. Когда в 2003 году началась реставрация, директор музея захотел закрыть проезд, объединив два крыла здания. Но горожане возмутились. Все десять лет, пока длилась реставрация, амстердамцев волновал не новый вид музея, а судьба велодорожки. В итоге при поддержке Совета велосипедистов Нидерландов, Fietsersbond, велодорожка была отвоевана в суде. Реконструкция музея обошлась властям дороже, чем планировалось, зато простые голландцы остались довольны. Ведь велосипед — не менее важная часть их культуры, чем картины Рембрандта и Ван Гога. Посягнуть на велосипед — все равно что посягнуть на конституцию.

КОРОЛЕВА У РУЛЯ

— Знаешь, кто эта светловолосая девочка на велосипеде? — 32-летний Тим Люнсхоф, владелец экскурсионной компании Free Walking Tours Amsterdam, показывает мне фотографию школьницы. На вид обычная 12-летняя девочка. На обычном велосипеде с красной корзиной на раме. — Это Ее Высочество Катарина-Амалия, наследница престола. Она учится в простой школе, куда самостоятельно добирается на велосипеде, как все остальные дети ее возраста. Как только ребенок переходит из начальной школы в среднюю (в возрасте 12 лет), родители покупают ему взрослый велосипед. Теперь он сам должен ездить на учебу. У нас, голландцев, так принято.

Как только ребенку исполняется 12 лет, родители покупают ему взрослый велосипед. Теперь он сам должен ездить на учебу.

Члены монаршей семьи, как и все голландцы, ведут себя скромно и ездят на велосипеде. Кстати, появился он в Нидерландах благодаря королеве Вильгельмине. Она познакомилась с этим транспортным средством во время австрийских каникул в 1897 году. Тогда им пользовались исключительно европейские монархи. Но увлечение Вильгельмины не понравилось ее матери. Та считала езду на велосипеде слишком опасным занятием для наследницы престола. К хобби Вильгельмина вернулась только после смерти матери в 1934 году. Королева не стеснялась ездить по улицам Гааги, подавая пример простым голландцам.

Ее дочь Юлиана продолжила традицию. Она часто наведывалась в города и села, общалась с народом. Скромная одежда и велосипед — вот за что люди уважали королеву. Даже своего жениха, Бернхарда Липпе-Бистерфельдского, Юлиана представила голландцам во время велопрогулки по гаагским улочкам. А их дочь Беатрикс была запечатлена в бронзе верхом на велосипеде — статую, деньги на которую собирал простой народ, установили в 2002 году в городе Реден, рядом с велодорожкой, чтобы люди могли ехать бок о бок с королевой.

Велосипеды в Голландии

ПОЛИТИКА НЕЗАВИСИМОСТИ

— В Нидерландах велосипедом пользуются все: студенты, клерки, политики. Мэр нашего города тоже добирается на работу на велосипеде, — говорит 40-летний Яп Валкема, советник по транспортной политике Гронингена.

Местные жители называют Гронинген мировой столицей велосипедов. Это уютный город с узкими улочками и каналами. Каждое утро 50 тысяч студентов — четверть населения города — спешат в университет. Кто-то приезжает на работу из других городов и сел. Яп Валкема живет в деревне, в 12 километрах от места работы. В хорошую погоду добирается на велосипеде до офиса. В плохую — до ближайшей железнодорожной станции. Многие оставляют велосипеды у вокзала Гронингена.

— Велосипед можно припарковать где угодно, в отличие от машины. На нем гораздо проще добраться в любую точку города, — продолжает Яп. — Теперь это стало еще комфортнее. Мы установили светофоры с датчиками дождя. В плохую погоду встроенный сенсор сокращает время ожидания для велосипедистов с трех минут до 40 секунд. А еще на перекрестках велосипедисты могут пересечь дорогу по диагонали, а не в два этапа.

Улица в Голландии

Гронингену потребовалось меньше 50 лет, чтобы стать велосипедной столицей Нидерландов. А ведь в 1960-е годы местные жители начали массово пересаживаться на машины, и Гронинген стал задыхаться от выхлопных газов. Он, как и большинство голландских городов, не был готов к автомобильному буму. Сократить пробки здесь хотели за счет расширения дорог и сноса старых кварталов.

— Но мы выбрали другой путь, — улыбается Яп Валкема. — В 1970-­х годах в нашем горсовете работало много молодежи. За транспорт и градостроительство отвечал 24-­летний Макс ван ден Берг. Он предложил сделать исторический центр пешеходным. Ездить разрешили только на велосипедах. Многие боялись, что без машины никто ничего не будет покупать в магазинах. А закроются магазины в центре — опустеет город. Но вышло наоборот.

В Гронингене неторопливо прогуливаются пары с детьми. Старики заезжают в продуктовые лавки на велосипедах. По вечерам в центр спешат студенты — выпить по бокалу пива. Многие бросают велосипеды прямо на площади, у баров. Больше всего их скапливается у самого крупного питейного заведения страны — De Drie Gezusters. Здесь под одной крышей работает сразу 20 баров с разными интерьерами и музыкой. Пить за рулем в Голландии запрещено, но велосипедистов никто не проверяет. Как шутят сами студенты, что может случиться с пьяным велосипедистом? Он упадет, поднимется и поедет дальше.

Прокатные велосипеды

СТАТИСТИКА

На колесах

767 км общая протяженность велодорожек в столице.

35 000 км общая длина всех велодорожек страны.

В Нидерландах 22,3 млн велосипедов. На каждого жителя приходится по 1,3 велосипеда. В Амстердаме — по 1,07 велосипеда, в Гронингене — по 1,4 велосипеда.

140 велосипедных магазинов работает в Амстердаме.

10 000 парковочных мест для велосипедов расположено у центрального вокзала столицы Нидерландов.

12–15 тысяч велосипедов вылавливают из амстердамских каналов ежегодно.

Более 70% всех поездок по городу жители Амстердама и Гааги совершают на велосипеде.

928 000 велосипедов было куплено в Нидерландах в 2016 году.

96 507 велосипедов было украдено в стране в 2016 году. Это в среднем 11 велосипедов в час.

400 млн евро ежегодно тратится в Нидерландах на велоинфраструктуру.

Поездка в голландском городе с населением более 100 тысяч человек в среднем занимает у велосипедиста на 10% меньше времени, чем у автомобилиста.

ЗДОРОВЫЙ ПРАГМАТИЗМ

— Велосипед — безопасный вид транспорта. Им пользуются все от мала до велика, — говорит Йохан Дипенс, директор транспортной консалтинговой компании Mobycon в Делфте. Его компания 25 лет создает инфраструктуру для велотранспорта в Нидерландах и в других странах мира. — Пятьдесят лет назад больше трех тысяч голландцев ежегодно погибали в авариях на дорогах, а сегодня — 600. В 1971-м в ДТП с автомобилями погибло более 450 детей. И тогда народ устроил акции протестов по всей стране. Люди вышли на улицы, требуя запретить машинам въезд в спальные районы. Это движение получило название Stop de Kindermoord («Остановите детоубийство»).

Девушка на велосипеде

А в 1973 году случился кризис на Ближнем Востоке, повлекший за собой рост цен на нефть. Ездить на автомобилях стало дорого. Премьер-министр страны Йоп ден Ойл призвал голландцев задуматься об экономии. Государство инициировало серию акций «Воскресенье без машин», во время которых дети резвились на пустых дорогах. А взрослые если и ездили, то только на велосипедах.

В каждом голландском городе есть специальные «жилые дворы», где машинам разрешается ездить со скоростью не больше 30 км/ч.

Скоро по всей стране стали появляться woonerf («жилые дворы») — кварталы, где машинам разрешается ездить со скоростью не больше 30 км/ч. Сегодня в таких зонах живет порядка двух миллионов человек.

Проезд для велосипедиста закрыт

— Если человека собьет машина на скорости 30 км/ч, в 90% случаев он встанет и пойдет дальше. А если автомобиль мчится на скорости 50 км/ч, пешеход выживет лишь в 10% случаев. Именно поэтому в каждом голландском городе есть специальные зоны. И в таких зонах куда приятней ездить на велосипеде, чем на машине. Ты можешь перекинуться словом с окружающими, а в машине все, что ты слышишь, — это радио, — продолжает Йохан Дипенс. — Я почти всегда езжу на велосипеде. По себе могу сказать, что такой ежедневный фитнес повышает работоспособность. Когда я кручу педали, в голове появляются новые идеи.

Тень велосипедиста

Если человека собьет машина на скорости 30 км/ч, в 90% случаев он встанет и пойдет дальше. А при 50 км/ч выживет лишь в 10% случаев.

ПУТЬ НОВАТОРОВ

— Нидерланды — маленькая страна. Чтобы иметь преимущества перед другими, нужно постоянно изобретать что-то новое. За счет этого растет и наша экономика, — считает Стен де Вит, представитель Solaroad — проекта по созданию велодорожки на солнечной батарее.

Велосипедист

Стен де Вит и его коллеги из Нидерландской организации прикладных научных исследований (TNO) придумали, как сделать национальную привычку еще полезнее. Они встроили в велодорожки солнечные панели, преобразующие свет в электроэнергию. Первая Solaroad появилась в 2014 году в городе Кроммени, в 20 километрах от столицы. Это был пробный участок длиной 72 метра. В первый же год он обеспечил электроэнергией три дома.

— В нашей стране не так-то просто найти свободное место для установки дополнительных солнечных батарей. Площадь дорог в Нидерландах вдвое больше, чем площадь крыш всех домов. Вот мы и подумали: а почему бы не использовать велодорожки? — продолжает Стен де Вит. — Ведь на них попадает намного больше прямых солнечных лучей, чем на загруженные автомобилями шоссе?

Голландцы не изобрели велосипед. Но доказали миру, что этот вид транспорта современен, полезен и экологичен. И пока другие страны только подхватывают эту идею, голландцы обустраивают себе страну, в которой удобно всем. Где каждый работает на благо общества. Где все вместе дружно крутят педали.

Источник: журнал «Вокруг света» № 9, сентябрь 2017

Павел Сиваков о переходе в Team Sky

Опубликовано в Персоны
Четверг, 31 Август 2017 16:10

Велогонщик Павел Сиваков подписал трёхлетний контракт с британской командой Team Sky и начнёт выступать за неё со следующего года. Он стал первым отечественным спортсменом, который присоединился к одной из сильнейших гоночных организаций мира. В интервью 20-летний Павел Сиваков рассказал, как состоялся переход, поделился планами на будущее и признался, что надеется изменить отношение к россиянам в профессиональном велоспорте.

— С чем можно сравнить ваш переход в Team Sky? Должно быть, это как трансфер в «Барселону» для футболиста?

— Да, в велоспорте это такая же большая команда, как «Барселона» или «Реал».

— Тот факт, что вы первый российский гонщик, который этого добился, даёт вам чувство гордости за себя?

— Думаю, да, на мне теперь багаж первопроходца, который оказался в Sky. В начале сезона я и представить себе не мог, что попаду туда.

— Для вас этот переход оказался неожиданностью? Или подозревали, что за вами следят, держат на карандаше?

— Мы обо всём договорились пару недель назад, а официально объявили только сейчас. Я знаю одного человека в Sky, но не думал, что ко мне проявляют интерес. Я сейчас представляю дочернюю команду BMC, которая тоже считается одним из лидеров Мирового тура. Думал, что если будут результаты, то подпишу профессиональный контракт с BMC, а получился такой виток в карьере.

Павел Сиваков

— В BMC не пытались удержать вас?

— Конечно, они тоже проявляли интерес. Но мне хотелось подписать трёхлетний контракт. Хочется просто гоняться и делать своё дело, не задумываясь о будущем. BMC мне такое предложить не могла, потому что у команды скоро закончится соглашение со спонсором. А от предложения Sky невозможно было отказаться, это ведь самый настоящий гранд.

— С вами сразу подписали контракт на три года. Это говорит об уровне доверия со стороны британской команды?

— Думаю, да. Надеюсь, у меня получится сработаться с ней, принести лучший результат, который только возможен.

— Как думаете, почему они выбрали вас? Что стало определяющим фактором?

— Могу сказать, что в этом сезоне я стал одним из сильнейших андеров (гонщики до 23 лет.) в мире, выиграл несколько молодёжных гонок. Результат — это всегда главный фактор, по которому о тебе судят. К тому же я могу достаточно хорошо ездить и в гору, и по равнине, и в индивидуальных гонках — везде приносить пользу команде. Это, наверное, тоже понравилось руководству Sky.

— Уже знаете, какую роль вам отведут? Станете ли вы каким-то узким специалистом?

— Пока я не обсуждал эти тонкости с командой. Но мне сказали, что в первый год я буду спокойно ездить, от меня не будут ждать побед. Буду учиться, учиться и ещё раз учиться. От таких больших гонщиков, как Крис Фрум (четырёхкратный победитель «Тур де Франс»), можно многое взять. Работать на износ пока не буду. Сейчас в команду пришло несколько таких же молодых гонщиков. Уверен, что в Sky собраны грамотные специалисты, которые знают, как нам расти дальше.

— Будете на первых порах конкурировать с такими же новичками, как вы?

— Не совсем, у каждого из нас разный профиль. Не факт, что у нас будет один и тот же календарь. Но, работая друг с другом, мы действительно должны тянуться вверх.

— А подвинуть Фрума будет реально?

— Мы всё-таки разного возраста. Я надеюсь выйти на серьёзный уровень, когда он уже сможет сам уйти. Пока для меня честь помогать ему в гонках. Ещё пару лет назад я мог только смотреть на него по телевизору, а скоро уже буду в одной команде с такой легендой.

Велогонщик Павел сиваков

— В чём секрет Фрума? В этом сезоне он выиграл очередной «Тур де Франс», сейчас лидирует на «Вуэльте»…

— Его специально подвели к этим двум гонкам, не нагружали в начале сезона, как в предыдущие годы. Раньше Фрум выигрывал много в генеральной классификации «Тур де Франс», а сейчас всего минуту. На «Вуэльте» осталось ещё две недели, пока не знаю, сохранит ли он энергию на оставшиеся заезды.

— Вы отмечали, что в Sky вам нравится инновационный подход команды ко всему. В чём это выражается? Уже имеете представление о внутренней кухне?

— Пока ещё нет. Но могу судить по тому, что слышал и видел со стороны. Это команда, которая много вкладывает в инновации, работает с учёными, совершенствует тренировки. Недавно был небольшой скандал, когда гонщики проехали «Тур де Франс» в специальных комбинезонах. Sky — единственная команда, которая может себе это позволить.

— Когда у вас состоится знакомство с гонщиками, персоналом?

— В октябре должно быть собрание в Англии.

— Какие у вас планы на оставшуюся часть сезона?

— Я продолжаю гоняться за BMC. В сентябре выступлю на шестидневной Olympia’s Tour в Голландии. После этого полечу в Норвегию на чемпионат мира и закончу на «Туре Ломбардии» по андерам в Италии.

— Где планируете выступить на чемпионате мира?

— Точно в групповой гонке среди андеров, индивидуальная пока под вопросом, будем решать.

— Британские СМИ время от времени раздувают допинговые скандалы вокруг Sky. Что вы думаете об этом?

— Когда гонщик и команда хорошо выступают, всегда есть скандалы. Я доверяю Sky, считаю, что это грамотная организация, в которой не станут иметь дело с допингом.

— Успешность спортсменов за пределами велоспорта обычно измеряется медалями чемпионатов мира и Олимпийских игр. Для вас они представляют ценность? Или трёхнедельные гранд-туры важнее?

— Если честно, то я бы лучше выиграл гранд-тур, чем Олимпиаду, хотя очень уважаю эти престижные соревнования. Ездить три недели подряд — это самое сложное, что можно представить. А однодневные гонки иногда сродни лотерее, гонщики в них оказываются на одном уровне.

— В каком гранд-туре хотелось бы поучаствовать больше всего?

— Даже не знаю… «Тур де Франс», конечно, считается самым престижным. Но мне очень нравится «Джиро-д’Италия». По профилю эта гонка сложнее. На «Тур де Франс» тебе тяжелее морально, а на «Джиро» — физически.

— Почему российские гонщики редко добиваются приглашений в большие команды?

— Не знаю. Может, из-за допинговых скандалов хуже относятся... Не могу сказать с уверенностью. Поэтому горжусь тем, что сам попал в Sky. Хочу показать всему миру, что российские гонщики ничем не хуже, чем все остальные, они тоже заслуживают места в серьёзных командах.

Павел Сиваков

— Как вы попали в велоспорт?

— Мои родители занимались им профессионально. Они меня не заставляли заниматься, но я попробовал себя во многих видах спорта и остановился на велоспорте. Сразу стало хорошо получаться, и я продолжил.

— Приходилось слышать, что вы полностью погружены в велоспорт. Чем-то, помимо него, увлекаетесь?

— Я вырос погружённым во все эти велосипеды и гонки. Так и продолжаю этим жить. И дома с родителями сразу начинаются разговоры о велоспорте.

Источник

Вячеслав Екимов: о дорогах страны и доступности допинга

Опубликовано в Разное
Понедельник, 21 Август 2017 21:56

В бытность спортсменом Вячеслав Екимов трижды выигрывал Олимпийские игры и был признан лучшим велосипедистом XX века в России. Ныне он занимает пост президента Федерации велоспорта России. Вячеслав рассказал о перспективах своего вида, финансировании и спонсорах, а также допинговой проблеме.

Какие проблемы на посту президента федерации уже решены, а какие еще предстоит решить?

Вячеслав Екимов: Я только разобрался, что происходит. Мои поездки по регионам помогают раскрыть глаза на положение велоспорта в стране. Сейчас в голове уже есть четкий план развития нашей отрасли. К сожалению, у нас основная задача состоит в том, чтобы поменять сознание чиновников, людей из бизнеса, которые будут вкладывать деньги в этот вид спорта, и это процесс не одного дня. На сегодняшний день, я могу констатировать: единственное, чем мы заразили Министерство спорта, и они от нас забеременели одной идеей — у велоспорта в России нет ни одного центра федеральной подготовки. Есть трек в Омске, а также часть разрозненных объектов спорта, которые находятся повсюду, но системы нет, нет объекта, объединяющего все четыре вида велоспорта. Сейчас в качестве кандидатур территориального предложения рассматривается площадка в Крыму.

Там есть все условия для реализации этой идеи?

Там есть необходимая инфраструктура, а условия должны создать мы сами.

Как развивать велоспорт в стране, где нет особо интереса болельщиков и инфраструктуры?

Я считаю, что отсутствие интереса связано с недоработкой СМИ. Сейчас, если провести социальный опрос, то вопросы должны звучать так: «Есть ли у вашей семьи или ребенка велосипед? Умеете ли вы кататься на велосипеде и любите ли вы кататься на велосипеде, если у вас есть такая возможность». Тут сразу становится все ясно. Те 5-10-тысячные заезды, которые проводятся в Москве в минус 25, говорят о многом. У нас есть многое для того, чтобы сделать велоспорт популярным. Но у нас он делится на две части: велоспорт массовый, когда все готовы в воскресный день сесть и поехать куда-то организованно и красиво, а есть профессиональный велоспорт — олимпийский вид спорта. Мы должны развивать оба направления.

В чем ваша основная задача на посту президент федерации?

Моей задачей было прийти и объединить людей, которые занимаются популяризацией этих сфер велоспорта. Федерация не занимается развитием массового направления, хотя по уставу организации обязана, мы сосредоточены на сборной. Также мы финансово ограничены, средств на развитие резерва мало. Министерских средств не хватает на централизованный календарь соревнований, а привлечение внебюджетных средств идет крайне медленно из-за кризиса. Один из других камней преткновения — наши дороги. Велоспорт-шоссе — единственный вид спорта в стране, у которого не определен статус спортивного объекта. Есть спорт, а где им заниматься?! Вот такой парадокс. Поэтому, конечно, то законодательство, которое у нас сейчас расписано под велоспорт — это, как говорят американцы, joke, просто шутка. В 2012 году президент страны дал соответствующее поручение — привести законодательную базу в соответствие. Кое-что доработали, например, разрешили сопровождать группы спортсменов машиной поддержки с желтым проблесковым маячком на крыше. Частично расписали, какие типы дорог могут использоваться в качестве объекта спорта — не федеральные кольцевые трассы. Но позвольте, где таковые имеются? У нас 90 процентов дорог имеют статус «федеральных». Ну и сам по себе закон по перекрытию дорожного движения — условия по безопасности проведения соревнований расписаны таким образом, что после перечисления ряда случаев, по которым движение может быть ограничено, оставлена фраза «…или в других иных особых случаях». Вот именно эта фраза и стала ключевой для чиновников, принимающих решение по ограничению движения. Для кого-то она служит обоснованием перекрывать дороги, а для других остается «отмазкой».

Велосипедисты

Изменяется ли ситуация с финансированием в лучшую сторону, и если изменяется, то за счет чего?

Специфика в том, что целевые средства, направленные на календарь соревнований и на сборные, покрывают расходы только частично. Обеспечение соревнований судьями оплачивается на 100 процентов, скорая помощь — частично. Все, больше ничего не оплачивается, а дальше у нас остается: ГИБДД, РОСАВТОДОР — все ложится на плечи федерации, мы даже не можем это переложить на Министерства спорта. Надеемся, в 2018 году ситуация изменится, пока все находится в плачевном состоянии: денег достаточно для сборной и недостаточно для резерва, абсолютно!

Есть ли какие-то подвижки по части спонсорства?

Спонсоры не приходят из-за того, что нет массового интереса к виду спорта. Приходят только те, с кем налажены личные отношения, кто хочет помочь. Моя мечта как президента: сделать велоспорт продаваемым продуктом. Недавно мы провели чемпионат страны в Воронеже, у нас шла прямая трансляция на YouTube. Как итог — куча просмотров, и сразу пошли отклики от спонсоров.

Помогает ли менеджерский опыт в «Катюше»?

«Катюша» — место, где ты должен шевелиться 24 часа в сутки, и это безусловно помогает. В федерации совершенно другие скорости, но принцип работы должен быть такой же: ты этим делом должен жить, даже если оно не занимает так много времени, и передавать энергию своим сотрудникам, заразить всех.

Планируются ли какие-то изменения в антидопинговой политике?

Говорю только за наш российский велоспорт, не за профессиональный, не за «Катюшу». Я — абсолютный сторонник тех стандартов, которые были внедрены в свое время в команде — нулевая терпимость к применению запрещенных средств и методов, и я хочу внедрить их так же и в федерацию. Проблема заключается в том, что антидопинговая программа должна находиться под крылом РУСАДА, статус которой до сих пор не определен. Нас курируют наши западные партнеры, они приезжают, забирают пробы для анализа, дают указания, но это нельзя назвать системой. Соблазн всегда есть, стимулирующие препараты для спортсменов абсолютно доступны. Приходи, покупай, пользуйся! В отношении употребления допинга должны быть жесткие карательные меры вплоть до уголовной ответственности. Но выстроить систему борьбы с допингом можно только после определения статуса РУСАДА и постепенным выравниванием отношений с WADA, и все эти меры — с поддержкой на государственном уровне.

Какое у вас лично сложилось отношение к докладу Ричарда Макларена?

Здесь моя позиция неизменна: нет дыма без огня, но огня тоже никто не видел. С другой стороны: мы не можем жить по англо-саксонскому законодательству, когда пять свидетелей говорят, что ты виноват, а тебе нужно себя защитить, оправдать и доказать невиновность. Должна быть презумпция невиновности, обвиняете — докажите, не пойман — не вор. Конечно, все это политизировано.

велогонка

Как вы относитесь к тому, что многие велогонщики используют некоторые добавки для восстановления, и как их использовать, чтобы не попасться? Да и вообще, стоит ли их принимать?

Спорт высших достижений особо опасен. Для опытных гонщиков достаточно обычных восстановительных процедур. Если говорить о молодом спортсмене, нужно вести его по линии жесткой спортивной дисциплины и режима, соблюдения всех тренировочных и восстановительных технологий. В молодости многие не понимают, что такое допинг, они думают, что могут себя стимульнуть и выиграть.

В этой связи, насколько растет роль врача, который отвечает за антидопинговую дисциплину?

В роли врачей должны быть профессионалы, которые смогут контролировать все показания организма спортсмена. Доктор должен отвечать за баланс: туда шагнешь — допинг, обратно — нет результата, нужно находиться посередине.

На Олимпиаде 2016 года в плавании взяли 4 медали, 3 медали в велоспорте, сейчас прошел чемпионат мира по водным видам спорта, на котором наши пловцы завоевали 10 подиумов. Возможен ли такой же качественный скачок в велоспорте?

Возможен, но в отдаленной перспективе. Я был недавно в Казахстане, встретился с Владимиром Сальниковым, пообщался и понял, откуда взялся этот скачок. Федерация плавания дошла до того, что города приглашают их привезти чемпионат страны, а они уже выдвигают условия. Это связано с повысившимся уровнем развития, базирующемся на пристальном внимании к сборной. Там у каждого спортсмена в сборной нет своего наставника, но есть главный тренер, который тренирует всю команду. В велоспорте как раз у каждого гонщика личный тренер. Создать институт сборной крайне сложно при таком менталитете и подходе. Необходимо интенсивно работать в этом направлении и готовить тренеров высшей квалификации для привлечения к работе в сборной команде.

От кого из российских спортсменов в ближайшие годы можно ожидать победы на гонках уровня «Тур де Франс»?

Ильнур Закарин и, пожалуй, все на сегодняшний день. Может быть, Матвей Мамыкин, но ему еще многому стоит научиться. И я думаю, Павел Сиваков – из ближайшего резерва, представитель самого молодого поколения.

Что лучше выиграть Олимпийские игры или классику?

Я выиграл и Олимпиаду, и классику. Олимпиада всегда важнее!

Источник

Сергей Курдюков: «Тур де Франс» был адской нагрузкой для меня

Опубликовано в Разное
Понедельник, 24 Июль 2017 20:14

Комментатор русскоязычной версии телеканала Eurosport Сергей Курдюков поделился своими впечатлениями после завершения веломногодневки «Тур де Франс».

«Да, были промежуточные этапы, в спортивной содержательности безнадежно уступавшие своим аналогам на «Джиро» и «Вуэльте». Это проклятье «Тура», гонки, посредством которой нужно продать себя и рекламный продукт по максимальной цене, в которой позарез надо выигрывать, но категорически нельзя ошибиться. Но это началось не сегодня и даже не вчера. Организаторы ищут верный баланс – и продолжат это делать, с нашей помощью. И в любом случае, стремительно несущиеся по извилистым дорогам отрывы и залитые солнцем пейзажи многоликой Франции в сотни раз лучше всех тех помоев, которые льются с телеэкрана большую часть времени и в которых с удовольствием купается публика.

Это была адская нагрузка для меня как профессионала, в разы большая, чем на любом из предыдущих Туров. И я бы десять тысяч раз осип и сдулся, если бы не…велоспорт. Который снова в полной мере интегрирован в мою жизнь.

Не один год «Тур» был тем рубежом, с которого начинался полный развал. Спать когда и сколько придется, не есть, а перехватывать, тренироваться – ну, если только выпадет изредка возможность. Дело от этого ни в малейшей степени не выигрывало, но при этом уходила энергия, бездарно тратилось здоровье, медленно улетучивалась мотивация. Я тихо закипал, но это был какой-то замкнутый круг, не подлежащий попыткам разрыва, на все был один ответ: что поделать, это «Тур»…

Но я сказал себе: «Хватит!». Тренировки – каждое утро, пусть короткие, но с качественной разнообразной работой. Отбой – в районе полуночи. Категорическое «нет» выворачивающему наизнанку ору на пустой желудок, питание во время трансляции – по той же модели, что и по ту сторону экрана, в гонках – в несколько маленьких порций, во время рекламных пауз. И, знаете, мне впервые за долгое время ни разу не пришлось заставлять себя выходить на охоту за информацией, я с огромным интересом, ненасытно ее поглощал – потому что это было естественным продолжением образа жизни на этой гонке. Жить в своеобразном коконе, не отвлекаться, не психовать. Жить «Туром». Все почти так же, как у участника.

И мы доехали. Вроде бы даже с неплохим результатом.:) Давайте поздравим друг друга. И – поехали дальше!», - написал Курдюков на своей странице в Facebook.

Источник

Ильнур Закарин – о Giro d'Italia, чемпионате России и планах на вторую часть сезона

Опубликовано в Персоны
Вторник, 04 Июль 2017 12:46

Начало сезона было очень непростым для Ильнура Закарина, но несмотря ни на что он показал достойный результат на Giro d'Italia и с большим преимуществом выиграл чемпионат России в гонке с раздельным стартом. Мы встретились с Ильнуром, чтобы поговорить об этом сезоне и планах на будущее.

– Ильнур, поздравляем тебя с победой на чемпионате России в гонке с раздельным стартом и конечно же с успешным выступлением на Джиро. Давай обсудим всё по порядку. Перед началом сезона ты говорил о планах на топ-5 на «Джиро» и «Вуэльту». Расскажи о том как планировал первую часть сезона и доволен ли собой?

– Спасибо большое! В начале года, до определения составов на «Джиро», я озвучивал свою главную цель как Топ-3, но когда опубликовали составы, то немного скорректировал свои планы и понимал, что Топ-5 это отличный и реальный результат. Это мой второй заход на генеральную классификацию в статусе капитана команды и я очень доволен результатом. Получил ценный опыт, есть куда расти.

– Было ли у тебя ощущение по ходу гонки, что в некоторых моментах не повезло? Ты трижды был вторым на этапах и неприятный инцидент с проколом колеса на заключительных километрах второго этапа тоже сыграл свою роль.

– Нет, вообще не думал о промежуточных результатах в негативном ключе. Почти всё шло по плану, а вторую и третью недели можно считать удачной – у меня получилось всё, что я хотел. Команда отработала на отлично и поддерживала меня. На втором этапе когда я прокололся, все ребята опустились за мной и была уверенность, что команда поможет. Это важно. Каждый день я выкладывался на максимум и не было такого, что я жалел о том, что не использовал шанс себя проявить.

Ильнур Закарин

– Давай поговорим об успешной третьей неделе. В интервью итальянскому журналу ты говорил, что весишь 63 килограмма во время «Джиро», а во всех открытых источниках у тебя указан вес 67 килограммов. Получается, что сейчас немного сместился фокус с «разделки» на «горы»?

– Да, но на «Джиро» у меня был вес 62. Был непростой год, стрессовые моменты и я немного перестарался с весом. В горах конечно чувствуется лёгкость, но «разделки» я проехал не так как планировал. На ошибках учатся, буду набирать вес до оптимальных 65 килограммов и в горах будет всё хорошо и на «разделке» тоже добавлю.

– На прошлогодней «Джиро» ты шёл пятым в общем зачёте. Как ты оцениваешь составы 2016 и 2017 годов на итальянском гранд-туре?

– Пятое место в прошлом году и в этом – это два разных результата. Невооруженным взглядом видно, что в этом году состав сильнее и я в принципе доволен результатом.

– Как ты оцениваешь Тома Дюмулена и его выступление в Италии?

– Я удивился после этапа с финишем на Блокхаусе, он очень сильно добавил в горах и не потерял в «разделке». Вообще он приятный в общении парень, у нас с ним хорошие отношения. Я рад, что он выиграл «Джиро».

Ильнур Закарин и Том Дюмулен

– Что обсуждаете на фотографии? Выглядит так, как будто вы старые друзья.

– Это было на следующий день после того как у Тома были проблемы. Я тогда не знал этого и атаковал, меня остановили по радиосвязи и я вернулся в группу. И чтобы избежать недопонимания, на следующий день я подошел к нему и мы обсудили этот эпизод. Том сказал, что это гонка и он конечно же понимает и поблагодарил за солидарность. Это было перед этапом, мы поболтали, пожелали друг другу удачи и стартовали.

– Когда принял решение, что пропустишь «Тур де Франс» в этом году и будет выступать на «Вуэльте» после «Джиро»?

– Ну в принципе, в ноябре прошлого года мы уже обсуждали планы с тренерами. И решили, попробовать вариант с комбинацией «Джиро – Вуэльта» вместо прошлогодней «Джиро – Тур».

– На какие гонки собираешься проехать перед «Вуэльтой»?

– Туры Австрии и Польши точно. Плюс высокогорный сбор.

– Расскажи как у тебя проходит сбор в горах?

– Приезжаю на высоту, первые дни вкатываюсь и начинаю работать по плану, который адаптируется по итогам тренировок. Тренировки разбиты на циклы, тренируюсь до завтрака, иногда после, всё чередуется, обязательно есть горные ускорения и тяжелая тренировка на 6 - 7 часов. Провожу несколько таких циклов и можно выезжать на гонку.

– Как проводишь день отдыха на сборе?

– В горах всегда очень тяжелые тренировочные планы, нет проходных дней, когда просто крутишь педали, помимо первых дней акклиматизации наверное. Усталость копится и в дни отдыха стараюсь просто лежать – смотрю фильмы, сериалы, читаю, общаюсь с семьей. Для восстановления конечно же делаю массажи, и в принципе больше ничего не делаю, отдыхаю одним словом.

Велогонщик Ильнур Закарин

– За питанием сам следишь?

– Да, стараюсь сам следить. Очень помогает жена, многому у неё научился. Как и когда делать прием пищи, сколько калорий потратил и как их возместить. Это важный момент тренировочного процесса.

– Давай вернемся к «Джиро». На этапе с финишем на вулкане Этна ты атаковал и начал добирать Поланца. Расскажи как принимал решение?

– Ничего особенного. Там пытался Нибали, я себя чувствовал очень хорошо и чуть позже атаковал сам. Цели выиграть этап во время атаки не было, уже потом мне спортивный директор сказал, что есть такая возможность и я пытался добавить. Я переживал, что не выиграл этап только когда мы с Дюмуленом боролись за победу (14-й этап «Джиро» - прим.ред.). Там выложился по полной. Очень хотелось поднять руки и посвятить победу своему отцу и маме жены. Был очень интенсивный этап и чуть не хватило в конце. На всех остальных этапах основные мысли были только о генеральном зачете.

Ильнур Закарин

– Ты знаешь, что ты показал третье время за всю историю восхождения на Оропу, первый Марко Пантани, потом Том и ты?

– Да, я читал. Там была настоящая борьба. Все показывали свой максимум, абсолютно бешеный этап, тогда многие поймали кризис.

– В прошлом году на «Туре» у тебя был такой эпизод, на одном из этапов ты просто пропал с радаров и было непонятно, что происходит. Расскажи, что это было?

– Неприятный момент. Тогда я носил линзы и на спуске от ветра одна из них высохла и сместилась, начал ее поправлять и потерял. На спуске это практически невозможно. Ну и когда один глаз плохо видит, а второй сильно лучше, просто теряешься в пространстве. В октябре сделал операцию и сейчас всё отлично. Подобных происшествий больше точно не будет!

– Какие у тебя впечатления о прошедшем чемпионате России?

– Не ожидал, что выиграю «разделку» с таким преимуществом. После «Джиро» немного набрал вес, возможно, это положительно повлияло на результат. Особых задач не было, но после того как услышал в наушник промежуточный итог, добавил ещё немного, чувствовал себя хорошо. В групповой гонке нам пришлось не просто, но мы сделали все, что могли. Эта была первая гонка Павла Кочеткова после травмы, а Кузнецов неприятно упал уже во время самой гонки.

– Расскажи пожалуйста, как ты думаешь, почему ребят в России талантливых много, а высокие результаты показываешь только ты?

– Ну это сложный вопрос, я не уверен, что есть какой то рецепт успеха. Наверное должно совпасть несколько моментов, нужно тяжело работать и немного удачи.

– С кем в пелотоне дружишь и общаешься?

– Конечно со всеми ребятами из России и из своей команды. С несколькими гонщиками из Movistar, с которыми сидели на высоте пару лет назад хорошо общаемся. Ну и вообще пелотон это как большая компания. Интересно ловить себя на мысли о том, что некоторые звезды велоспорта, которые уже были звездами когда я только набирался опыта, сейчас могут подъехать после этапа, поздравить, мы можем обсудить что-нибудь. Это до сих пор мне кажется необычным.

– Как готовишься к «Вуэльте»? Нам кажется, что «Вуэльта» тебе подходит чуть больше, ведь там спуски не будут играть большую роль.

– Спасибо за вопрос, но в этом году со спусками у меня не было особых проблем. Да, на Стельвио я проиграл Нибали, но в то же время я выиграл время у второй группы где были Моллема и Пино. В этом году на «Вуэльте» не будет очень сильно крутых гор, будет и Сьерра - Невада и Андорра, более длинные перевалы. Есть один важный момент, может быть очень жарко и надо привыкать к тяжелой работе в таких условиях. Это цель номер два в сезоне. И я буду подходить к гонке в максимальной форме.

– Желаем удачи. До скорых встреч. Будем болеть за тебя!

Источник

Александр Фолифоров: Жить под постоянным антидопинговым контролем не очень сложно

Опубликовано в Персоны
Суббота, 24 Июнь 2017 15:19

Велогонщик российской команды «Газпром-РусВело» Александр Фолифоров в интервью рассказал, как справляется с волнением в ходе важных стартов, признался, что под антидопинговым контролем жить ему не составляет труда, а также поведал, что не стал бы рекламировать ни за какие деньги.

— На заключительных этапах «Джиро-2017» ваша команда работала на вас. Ощущали ли какое-то дополнительное давление в связи с этим?

— Нет. Я изначально настраивался на третью неделю, так как она являлась подходящей мне по рельефу. Так что я не переживал по этому поводу.

— Можно ли сказать, что маршрут «Джиро д'Италия» в этом году был для вас наиболее подходящим?

— Да, мне чем больше гор, тем лучше. Чем гонка тяжелее, тем лучше для меня. И в этом году многодневка получилась одной из самых горных за последние годы — было где себя показать.

— Какую главную цель лично для себя ставили в преддверии старта веломногодневки в Италии?

— Главной целью была победа на этапе. Также хотелось просто показать себя, быть на виду и бороться с сильнейшими.

— В каком возрасте и исходя из каких особенностей организма можно определить, какого типа будет велогонщик — горняк или спринтер, например?

— Как правило, это определяется по телосложению: горные гонщики чаще всего являются легкими, тогда как спринтеры — тяжеловесами. А вот насчет возраста — сложно сказать.

У меня вот всегда было худощавое телосложение, и было понятно — спринтером мне точно не быть.

Однако кто-то, конечно, не может определиться и до 25 лет, кто он есть в этом плане.

— Бывало ли такое, что горняк по телосложению говорил: «Хочу быть спринтером, точка!» — и становился?

— В данном случае все же слишком большую роль играет физика… Есть, естественно, универсалы — они вроде бы могут и в горах что-то сделать, и на финише. Однако такие гонщики составляют лишь часть пелотона.

— За счет чего вам удается так здорово справляться с тяжелыми горными трассами, на которых у обычных людей и от простой ходьбы началась бы одышка?

— Я просто этим всю свою жизнь уже занимаюсь (смеется). Регулярно тренируюсь именно в горах, сборы здесь проходят. Так что секрет прост.

А про сложности, с которыми сталкивается на высокогорье обычный человек… Тут очень важен момент акклиматизации — через семь дней в таких условиях он уже не будет чувствовать никакого дискомфорта.

— Самая сложная гонка из тех, в которых вам довелось поучаствовать?

— Наверное, прошлогодняя «Джиро» (на которой Фолифорову удалось выиграть один из этапов. — «Газета.Ru»). Это был мой первый Гранд-тур, я не знал, чего ожидать от нее, как организм себя поведет, — до этого ведь в таких длительных многодневках никогда не ездил. И надо сказать, что и правда было очень тяжело.

— Кто из российских велогонщиков является сильнейшим на данный момент, по вашему мнению?

— Бесспорно, это Ильнур Закарин, рядом с ним даже никто не стоит.

— А себя на какое место в этом условном рейтинге поставили бы?

— Не знаю, очень сложно оценивать себя самого (смеется). Пусть лучше это кто-то другой делает.

— Трудно ли жить под постоянным антидопинговым контролем?

— Я бы не сказал, что очень сложно, — к это нужно просто очень ответственно относиться. По факту антидопинговые офицеры не доставляют каких-то там супернеудобств:

нужно лишь не забывать каждый день указывать в системе ADAMS, где находишься.

И у меня это уже на автоматизме происходит.

— Интересуетесь ли какими-то другими видами спорта?

— Я на самом-то деле и велоспорт особо не смотрю (смеется). Мне хватает того, что я им занимаюсь.

Но в целом, конечно, бывает, что могу сыграть и в футбол, и в настольный теннис. На лыжах, кстати, в свое время — до прихода в велоспорт — быстро бегал (улыбается).

— Вы очень много времени проводите во всевозможных велотурах — чем занимаетесь между гонками в такие периоды?

— Достаточно обычно досуг провожу — интернет, отдых. При этом читать или фильмы смотреть в ходе Гранд-туров не удается: времени нет почти.

А вот когда я домой возвращаюсь, стараюсь посещать какие-то новые места в Италии, находящиеся рядом со мной, — в Вероне, Милане, Венеции, например. А то вроде бы живешь там, а ничего и не видел по факту. Стараюсь расширять кругозор в этом плане, так сказать.

— В данный момент в России проходит футбольный Кубок конфедераций, а через год в стране состоится и чемпионат мира. В их ходе на наших игроков, естественно, будет оказываться огромное давление. Как с ним справиться отечественным футболистам?

— На самом деле не думаю, что им вообще стоит переживать по этому поводу — я, к примеру, не волнуюсь на важных стартах, так как понимаю, что это моя работа. Уже столько гонок было, и привык ко всему этому, мандража никакого нет.

Это бы и им посоветовал — просто выходить и делать, что они умеют, абстрагируясь от всяких мнений.

Возможно, стоит поменьше читать прессы.

— В одном из интервью вы заявили, что в целом не против стать рекламным лицом какого-нибудь абстрактного йогурта. А что вы никогда и ни за какие деньги не стали бы рекламировать?

— Не знаю даже (смеется). Очевидно, что не стал бы помогать каким-то плохим в глобальном плане вещам…

Аборты бы вот не стал никогда рекламировать (смеется)!

Источник

Страница 1 из 6

Статьи

Как обезвоживание влияет на эффективность вашей езды

Чувство жажды приходит к вам не сразу. Жажда начинает чувствоваться только после того, как организм уже потерял 2% общего объема воды. И неудачная поездка…

Советы для тех, кто хочет кататься на большие дистанции

Один из лучших способов продолжать мотивировать себя и получать поистине огромное удовольствие от езды на велосипеде – поставить для себя цель, и одна из…

Велосипедная классификация

Многие начинающие велосипедисты или люди только собирающиеся приобрести данное средство передвижения задаются вопросом, а собственно какой же велосипед им…

Мастерская

Как собрать велосипед из коробки

Многие сейчас покупают велосипеды через Интернет и получают их в коробках. Здесь мы поясним, какие инструменты понадобятся вам для сборки вашего велосипеда,…

Техническая проверка шоссейного велосипеда

Несмотря на относительную простоту шоссейного велосипеда как механического устройства, многие велосипедисты фокусируются только на одном или двух участках,…

Настройка заднего переключателя

Задний переключатель является одной из самых хрупких и выпирающих деталей велосипеда, которая часто подвергается ударам. Поэтому если у вас возникли проблемы с…

Персоны

Новости Road

Британская федерация велоспорта разрешила использование дисковых тормозов в шоссейных велогонках

Британская федерация велоспорта официально разрешила использование дисковых тормозов на…

Пэт Маккуэйд: ASO хочет ослабить команды

Бывший президент UCI (Международный союз велосипедистов) Пэт Маккуэйд согласился с…

Альберто Контадор: я больше не "раб мелких деталей"

Альберто Контадор сказал, что он рад, что теперь он больше не "раб мелких деталей", так…

Эусебио Унсуэ: мы хотим, чтобы Ланда стал лидером испанского велоспорта

Эусебио Унсуэ, вот уже много лет являющийся генеральным менеджером команды Movistar,…

Брайан Куксон намерен создать профессиональную женскую велокоманду

Бывший президент UCI Брайан Куксон планирует создать профессиональную женскую велокоманду…

Новости MTB

Анонсирована новая горная велогонка The Silk Road Mountain Race

Горная гонка Шелкового пути (The Silk Road Mountain Race) - именно так организаторы…

Курт Зорге - победитель Red Bull Rampage 2017

28-летний канадский велосипедист Курт Зорге (Kurt Sorge) стал победителем знаменитого…

Нино Шуртер выиграл Кубок Мира по кросс-кантри

Швейцарский велогонщик Нино Шуртер стал победителем Кубка Мира по кросс-кантри, выиграв…

Яна Беломоина досрочно выиграла Кубок Мира по кросс-кантри

Украинская велосипедистка Яна Беломоина, выступающая за команду CST Sandd American Eagle,…

Нино Шуртер выиграл третий этап Кубка Мира по кросс-кантри

На минувших выходных в Вальнорде (Андорра) прошел третий этап Кубка мира по маунтинбайку.…

Новости BMX

Константин Андреев готов бороться за олимпийское золото

Российский велогонщик Константин Андреев заявил, что готов бороться за золото Игр-2020,…

Корбен Шарра стал чемпионом мира в гонках BMX

Амеркианец Корбен Шарра завоевал золотую медаль на чемпионате мира по по велоспорту ВМХ,…

Ушел из жизни самый знаменитый BMX чемпион

4 февраля, в возрасте 41 года, ушел из жизни BMX легенда Дэйв Мирра. Он был найден в…

В Русвело хотят собрать команду BMX из лучших гонщиков

Планируется, что лучшие велогонщики сборной России по ВМХ пополнят состав проекта…

Уникальный ВМХ-велотрек построили в Мордовии

20 сентября в Старошайговском районе республики прошли первые официальные соревнования по…

Новости Разное

Новый карбоновый велосипед от Mercedes-Benz

Немецкий автопроизводитель Mercedes-Benz представил ограниченную серию велосипедов,…

Японские велосипедисты срочно оформляют страховки

Велосипедисты в Японии спешат оформить специальную страховку, т.к. суды начинают налагать…

Новый электровелосипед от компании BMW

Новый BMW Active Hybrid не является первым электрическим велосипедом именитого немецкого…

UCI запретит использование кортикостероидов

Новый президент Международного союза велосипедистов (UCI) Давид Лаппартьен заявил, что…

Мастерство управления велосипедом от Мэтью ван дер Пола

Чтобы стать чемпионом мира по велокроссу в возрасте двадцати лет, вам нужно иметь…